Спички "старцам" не игрушка: митрополит Драбинко оценил действия Филарета

main image main image

Спички "старцам" не игрушка: митрополит Драбинко оценил действия Филарета

24 июня состоялся Синод ПЦУ, который принял решение о лишении почетного патриарха Филарета права управления Киевской епархией, а также и контроля над местными храмами и монастырями.

Можно ли назвать это решение жестким? Или, наоборот, чересчур мягким? Как решение Синода будет реализовано на практике? Подчинится ли ему Филарет? Если нет, какие дополнительные меры могут быть применены в отношении почетного патриарха, объявившего войну православию в Украине? Скажет ли свое слово Константинополь?.

Своим мнением об этом в блиц-интервью OBOZREVATEL поделился митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Православной Церкви Украины Александр Драбинко.

– Как вы расцениваете решение Синода? Слишком мягкое, слишком жесткое, адекватное или не адекватное – исходя из того, что в последнее время говорил и делал "почетный патриарх"?.

– По моему мнению, решение, которое было принято, оптимально, адекватно и конструктивно.

В общем, поступили по-человечески.

Вспоминаю свои "хулы", которые мне без суда и следствия "синод" УПЦ в 2012 году приписывал… Конечно, может быть, чисто по-человечески, психологически и канонически я расцениваю, что оно должно было бы быть иным, тем более что есть веские основания.

Но христианство - это религия любви.

Шанс нужно давать всем.

Закон – законом, а снисхождения Христова никто не отменял.

Вспомним историю о женщине-грешнице, которую хотели побить камнями….

– Решение Синода должно было быть более жестким?.

– Думаю, что да.

Дело в том, что очень серьезно нарушены канонические основы бытия церкви.

Есть понятия икономии, есть понятие снисхождения, но и нельзя допускать беспредел, который рушит основания.

Уже сегодня, на первых этапах становления Православной Церкви Украины, мы наблюдаем, во-первых, про-Чистопереулковскую деятельность бывшего киевского митрополита на внутреннюю дестабилизацию, во-вторых, отбрасывание всех нормативных основ бытия новой юрисдикции, как то: Томос, дарованный патриархом Варфоломеем, сам Поместный Собор, Устав церкви, да и, по большому счету, и решение Синода Вселенского патриархата о реабилитации самого бывшего киевского митрополита.

Митрополит Александр Драбинко.

Facebook Олександр Драбинко.

Можно, конечно, сослаться на то, что это "возрастные изменения", как это именуют.

Но это вредит церкви.

Я не пришел в Православную Церковь Украины терпеть "старческие выходки".

В таких случаях человек должен быть изолирован от общества со всеми почестями.

Если нет возможности адекватного разговора и понимания – есть понятие судебно-медицинской экспертизы.

сам трижды проходил и рекомендую всем, кто занимает или пытается занимать должности, связанные с публичной ответственностью.

Как кто-то правильно заметил, чтобы человек с проблемами не сжег собственный дом, у него отбирают спички.

Мне кажется все же, что митрополит Филарет в здравом уме, но у него есть "хорошие помощники", которые провоцируют его на подобные действия.

Он достаточно хороший политик и психолог.

И его пытаются представить как мученика.

Так вот, этот "мученический венец" Священный Синод ему и не надел.

– То есть на Филарета не была наложена анафема.

– Анафемы не могло быть и не будет, потому что это было бы не совсем серьезно.

Если человек сознательно идет на разрыв со всей церковью… Он уже был под анафемой.

Новая анафема ему ничего не добавит и не отменит.

Единственное, что добавит – это повод сказать: "вот, мои родные меня анафематствовали".

Попытка предстать в глазах общества мучеником.

Нет, Священный Синод отбросил эту затею и уловку, которую хотели бы подложить в его решение.

Это решение – это снисходительный взгляд на пожилого человека.

– Как будет выглядеть на практике реализация этого решения Синода? Или внешне ничего не изменится?.

– Нет, реализация будет.

В данном случае вопрос переходит исключительно в юридическую плоскость – что принадлежит Филарету и что Филарету не принадлежит.

Если это принадлежало Киевскому патриархату, его правопреемницей является Православная церковь Украины.

Соответственно, ее глава митрополит Епифаний.

Что касается того, что принадлежало лично Филарету, что было записано на него как частная собственность – тут уже правовое поле.

Он может говорить: "Это мое, "Киевского патриархата".

Что кому принадлежит и что на кого оформлено – я не могу сказать.

Это уже не духовный, а чисто экономически-правовой вопрос.

На Всеукраинском церковно-общественном Форуме единства украинского православия.

Facebook Олександр Драбинко.

– А что будет с Владимирским собором, в котором правит Филарет?.

– Как я понимаю, его арендатором является церковная община.

А митрополит Филарет или отец Борис Табачек, наверное, является председателем этой общины.

Они и будут, наверное, им владеть.

Но, опять же, это вопросы разные - канонический и чисто юридически-правовой.

Если в каноническом порядке Синод и церковь пошли на уступку митрополиту Филарету, то я думаю, эта уступка будет распространяться и на такие "бухгалтерско-экономические" вопросы по дальнейшему местонахождению бывшего митрополита Филарета.

То, что находится в его собственности, он будет декларировать как собственность "Киевский патриархат", на это до поры до времени будут снисходительно смотреть, а там будет видно.

Происходит обыкновенная маргинализация.

Митрополита Филарета перестали воспринимать всерьез.

И не наказывают согласно тем схоластическим правилам, как того требует регламент, потому что на то есть свои причины.

Это и его прошлые заслуги.

Собственно говоря, выходцы Киевского патриархата – это выходцы из-под его руки.

Я их очень понимаю.

Чисто по-человечески я очень хорошо понимаю мотивацию тех, кто принимал это решение.

– Какой ваш прогноз относительно ответного хода Филарета? Может ли он снова созвать "собор", будет ли высвячивать новых священников и епископов, создавая свою "армию"?.

– Он может это делать.

Но это будут такие же маргиналы.

Нормальный здравомыслящий человек не пойдет под рукоположение к бывшему Киевскому митрополиту Филарету, потому что у него фактически будет заморожено будущее.

Филарет не вечен, я не вечен, Кирилл не вечен… и никто не вечен.

А Владимирский собор – не Клондайк.

Этот легкий авантюризм, которым веет от таких людей – вот, я получу хиротонию, а потом буду епископом… Только аферисты могут ловить момент, когда срабатывает "чуйка".

Митрополит Александр Драбинко во время богослужения.

Facebook Олександр Драбинко.

Может быть, Филарету кажется, что это будет для него выгодно, что он что-то покажет и докажет.

Но его дальнейшие действия, которые вредят церкви, думаю, будут рассмотрены богословско-канонической комиссией при Священном Синоде и в более жестком порядке будут пресечены.

За этими священниками и епископами, которых он может плодить и уже плодит, как у нас сказал один человек – "ксерокопирует", - нет будущего.

В будущем их присоединение к ПЦУ в качестве епископов невозможно.

Дело в том, что церковь имеет право рецепции того или иного таинства.

Она может признавать епископскую хиротонию, а может не признавать.

Например, так поступил патриарх Варфоломей.

Какое-то время считалось, что имелся раскол, но Вселенский патриарх использовал право рецепции.

Он может признавать или не признавать ранее бывшее как состоявшееся ли нет.

Например, человека можно лишить должности, но нельзя лишить сана.

Мы можем человека посадить в тюрьму, мы можем убить его.

Но нельзя забрать душу у человека.

Это не в нашей власти.

Нельзя, например, "раскрестить" крещенного человека.

Таинство и благодать – это что-то особое.

Так же и здесь.

Вопрос в рецепции церковной полнотой того или иного таинства, в том числе хиротонии.

Вспомним ту же анафему.

Она была политической.

Но эта дисциплинарная мера не повлияла на ситуацию, как на это надеялась Московская патриархия, а только усугубила раскол.

Может быть, в политическом плане для России это было удобно, потому что люди были разделены – эти с "раскольниками", а эти с канонической церковью.

То есть разделение уже было, и это элемент заранее запланированной гибридной войны.

– Ваш прогноз: могут ли дальнейшие действия Филарета, если таковые будут, быть оценены более жестко? Если да, какие "санкции" в отношении почетного патриарха могут быть применены?.

– Филарет заявил, что он выходит из состава ПЦУ.

Хорошо.

Тогда кому он теперь канонически принадлежит? Киевскому патриархату? Себе? Нет.

Он принадлежит Константинопольскому патриархату, который и был организатором Поместного объединительного собора.

Мы должны помнить, что 11 октября 2018 года в Константинополе состоялся Синод, который признал анафему Филарета недействительной, а самого Филарета признал бывшим митрополитом Киевским.

Тогда Синод Константинопольской церкви аннулировал документ 1686 года по аннексии Киевской митрополии Москвой.

Соответственно, все иерархи, все клирики, которые на момент 11 октября 2018 года находились на территории Украины, были признаны клириками Константинопольского патриархата, который благословил проведение Объединительного собора, и части этого Константинопольского патриархата была дарована автокефалия.

Кстати, владыка Онуфрий считается просто не пришедшим на собор клириком Константинопольского патриархата, сколько бы они ни говорили, что они являются Украинской церковью или Московским патриархатом.

Таким образом, если бывший митрополит Киевский Филарет считает себя не вошедшим в Православную церковь Украины, то он становится в порядок между 11 октября и 15 декабря 2018 года.

То есть Константинопольская Матерь-Церковь может предпринять в отношении своего клирика, Филарета, соответствующие меры.

Что это может быть? Отмена постановления по бывшему Киевскому митрополиту, принятое Синодом 11 октября.

Таким образом, откатываем время назад, и получаем митрополита Филарета анафематского Московского патриархата.

Константинополь может сказать: мы отказываемся от этого клирика.

Он был в Москве – пусть он туда и возвращается.

Это, если логически подходить к этому вопросу.

Ты не принимаешь то, что тебе дали, тогда, пожалуйста, возвращайся в то состояние, в котором ты был.

Опять же, это вопрос церковной рецепции, как к тебе будут относиться: как действующему иерарху или как к тому, с которым нельзя общаться в состоянии анафемы.

Не надоедаем! Только самое важное - подписывайся на наш Telegram-канал.