Воспитание "мятежного подростка"

main image main image

Воспитание "мятежного подростка"

Протесты в Гонконге хотя и получили незначительное освещение в материковой части Китая, стали крупнейшими демонстрациями на китайской земле со времен кровавого подавления продемократических выступлений на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 г.

Акции гражданского неповиновения продолжаются уже месяц.

К таким радикальным действиям гонконгцев побудило обсуждение местной властью автономии проекта закона о разрешении на экстрадицию жителей города в континентальный Китай.

Китай и Великобритания были втянуты в полномасштабный дипломатический скандал после того, как Пекин обвинил британское правительство в грубом вмешательстве в дела Гонконга.

На пресс-конференции в китайском посольстве в Лондоне посол Китая в Великобритании Лю Сяомин подверг острой критике защиту британскими министрами прав и свобод демонстрантов в Гонконге.

"Правительство Великобритании решило встать не с той стороны, — сказал Лю Сяомин, — оно сделало несоответствующие замечания, не только вмешиваясь во внутренние дела Гонконга, но и поддерживая злостных правонарушителей.

Я бы хотел повторить, что Гонконг является специальным административным регионом Китая, и все не так, как обычно было под британской колониальной властью".

В министерстве иностранных дел Великобритании заявили, что замечания Лю Сяомина абсолютно неприемлемы.

Лондон неоднократно настаивал на том, что Китай должен поддерживать китайско-британскую общую декларацию, гарантирующую гонконгцам права и свободы.

Но, похоже, Пекин рассматривает Гонконг как обычный китайский город.

Китайско-британский конфликт вокруг Гонконга сигнализирует об ухудшении отношений между двумя государствами.

Великобритания четко выполнила договор о передаче Гонконга, подписанный с Китаем в 1984 г.

После чего в 1997-м Гонконг перешел под правление КНР.

Но тогда, в 1984-м, Великобритания взяла на себя обязательства передать Гонконг Китаю при условии, что капиталистический порядок и экономическая независимость на этой территории будут неизменны в течение 50 лет.

Теперь же Пекин хочет ускорить интеграцию Гонконга с коммунистическим Китаем.

Но, согласно договору, подписанному обеими сторонами, Лондон имеет моральные обязательства перед гонконгцами.

И посол Китая Лю Сяомин должен был бы внимательно прочитать текст общего соглашения, прежде чем столь категорически критиковать британских членов правительства.

Британцы не могут молчать, что было бы равнозначно отказу от какой-либо ответственности за судьбу гонконгцев.

Но как далеко может зайти противостояние Пекина с Лондоном? Особенно принимая во внимание тот факт, что Китай пытается вести себя и действовать как супердержава.

Ныне речь идет о новых "стандартах" китайской публичной дипломатии, и состоят они в том, что новая плеяда китайских дипломатов, отбрасывая бывшую традиционную китайскую гибкость во время переговоров, использует элементы нескрываемого давления.

Они агрессивны и плохо выслушивают аргументы другой стороны.

Не будет преувеличением сказать, что они стали дипломатическим лицом нового Китая, демонстрируя превосходство, жесткость и заносчивость.

Вся мощная пропагандистская машина Коммунистической партии Китая в Гонконге, получившая огромное финансирование, 22 года работала над стиранием национальных черт гонконгского народа.

Результатом чего стало глубинное недовольство гонконгцев, что и спровоцировало мощные протесты людей, не желавших, чтобы их превратили в часть подчиненного воле Компартии населения.

Таким образом, поведение посла Китая в Великобритании не является частным случаем или следствием ошибки.

Это часть чрезвычайно тревожной тенденции.

Сейчас в политике Китая на международной арене часто начинают доминировать желания действовать без оглядки на законы и принятые стандарты.

Как свидетельствуют подходы коммунистической власти к Тибету и Синьцзяну, в КНР не готовы долго мириться и с полузависимостью Гонконга.

Вполне понятно, что в Гонконге Пекин планирует насаждать свои стандарты, не считаясь с недовольством и сопротивлением народа.

С другой стороны, события в Гонконге — серьезный вызов власти главы КНР Си Цзиньпина.

Использовав там чрезмерную силу против мирных демонстрантов, китайский лидер может спровоцировать тем самым резкое неприятие США, Великобритании и других ведущих государств мира.

Что еще больше усложнит диалог Пекина с Западом.

Пекин действует в Гонконге настолько агрессивно, что не исключено планирование там "лагерей для перевоспитания" гонконгцев, как это КНР сделало в Синьцзяне.

Проведение Китаем под видом быстрой деколонизации коммунизации этого мятежного острова может привести к возможному повторению кровавых событий на площади Тяньаньмэнь.

Пока же Пекин пытается балансировать на грани возможного, сохраняя хоть какую-то видимость соблюдения права на демонстрации в Гонконге.

Понимая, насколько серьезными могут быть последствия для Китая в случае попытки силового решения "гонконгской проблемы".

Впрочем, нельзя исключать и того, что в Гонконге китайская центральная власть решила действовать на опережение.

Провоцируя протестантов через своих активированных агентов на более радикальные действия, чтобы впоследствии оправдать этим разгон демонстрантов и ограничение прав на политическую деятельность.

Авторитарные режимы ненавидят масштабные и настойчивые мирные протесты и почти всегда стараются спровоцировать насилие, чтобы тем самым прикрыть свое нежелание считаться с требованиями народа, который хочет быть услышанным.

Сегодня Пекин воспринимает Гонконг как мятежного подростка, с которым не может справиться.

Но Китай — очень специфическое государство.

За его фасадом повышения благосостояния для социально близких к режиму слоев населения скрываются культ господства силовых структур, тайные тюрьмы и концентрационные лагеря.

Возможно, в Пекине потому и хотят быстрее избавиться от гонконгской автономии, что намерены подтолкнуть большинство непокорных граждан к эмиграции, после чего разбавить местное гонконгское население континентальными китайцами.

Для режима Си Цзиньпина Гонконг опасен тем, что его особенность — провоцировать появление у китайцев желания того, чего хочет каждый человек: свободы, демократии и равенства перед законом.

Генеральный секретарь КПК понимает, что если вольности в Гонконге будут продолжаться, а рядовые китайцы будут иметь возможность воочию видеть, какой может быть другая жизнь, гонконгский дух свободы рано или поздно может перекинуться на весь Китай.

ua.info.

Поэтому Си Цзиньпин, несмотря на всю полноту возможностей, которые дает ему власть над китайцами, остановился перед этим историческим вызовом.

Он опасается принять неправильное для себя решение.

По сути, все эти события являются ничем иным, как сражением за будущее Гонконга, но теперь Коммунистическая партия Китая поставила ситуацию на паузу и какое-то время будет выжидать.

События в Гонконге имеют свою специфику.

Следует обратить внимание, что гонконгское движение не выдвинуло какого-то лидера или политического деятеля, иначе силы безопасности из континентального Китая пытались бы арестовать или нейтрализовать эту фигуру, чтобы уничтожить протестное движение.

В свою очередь, это означает, что протестам не хватает организованности и хорошей подготовки.

И если даже гонконгцы будут поддерживать давление на центральную китайскую власть другими средствами, однако легкое решение не просматривается.

Децентрализованный подход — умный и, возможно, необходимый, но очевидно, что у него есть и большой недостаток.

Без лидера невозможно держать под контролем дисциплину в рядах демонстрантов, а это угрожает тем, что в любой момент ситуация может стать неконтролируемой.

Ситуация вокруг Гонконга свидетельствует, что концепция и подход "одна страна, две системы" дали заметную трещину.

Форсируя интеграцию острова с материковой частью Китая, Компартия, очевидно, допустила ошибку.

Нарушив этим плавный переход управления бывшей британской колонией, которая оказалась неготовой признать себя коммунистическим городом или провинцией с полным китайским гражданством.

Несмотря на то, что Великобритания и далее будет придерживаться своих обязательств перед гонконгцами, пекинский режим и его местные марионетки прекрасно понимают, что остановить процесс китаизации Гонконга Лондон не сможет.

При этом Пекин еще и пытается перевести ситуацию с Гонконгом из геополитической плоскости в статус региональной проблемы, которую должна на месте решать китайская власть.

Ситуация совсем не похожа на войну Британии с Аргентиной за Фолклендские острова в 1982 г.

В данном случае Лондон будет вынужден ограничиться применением дипломатических подходов.

Но и тогда Великобритании будет не хватать козырей, необходимых для того, чтобы с помощью дипломатических методов принудить Китай дать задний ход.

Таким образом, шансы на достижение благоприятного результата с использованием дипломатических средств весьма невысоки.

Ведь Китай и до того нарушал заключенные прежде соглашения, когда это ему было выгодно.

Пекин, практикующий политику силы, в дальнейшем может просто игнорировать все британские упреки относительно обязательства Китая соблюдать подписанное соглашение.

Единственное, что может повлиять на китайское руководство, — серьезные экономические санкции к КНР, если Великобритания совместно с Соединенными Штатами обратятся к таким мерам для решения проблемы Гонконга.

Именно это может повлиять на Си Цзиньпина и его окружение, которые будут остерегаться народного восстания, когда экономическая ситуация в стране резко ухудшится.

Детальніше про подію
Виховання "бунтівного підлітка"