Фотографии с Афона

main image main image

Фотографии с Афона

15 лет назад смотрители Ватопедского монастыря купили для нужд общины несколько цифровых фотоаппаратов.

Так монаху Теологосу попала в руки его первая камера.

С тех пор он снимает жизнь афонских аскетов, вдохновляется классиками фотожурналистики Брессоном и Нахтвеем и ежедневно пополняет галерею на своем сайте.

Гора Афон — святое место для всех православных.

Здесь находятся 20 монастырей, подчиняющихся Константинопольскому патриарху.

Считается, что афонским монахам покровительствует Дева Мария.

При этом на полуострове нет женских монастырей — место предназначено исключительно для мужского монашества.

Сюда не пускают не только женщин, но даже самок животных (за исключением кошек и кур).

По законам Греции, проникшие на территорию Афона женщины могут получить от 8 до 12 месяцев тюрьмы.

Один из самых больших здешних монастырей, Ватопед, расположен на северо-восточном побережье полуострова.

Местный монах Теологос ведет собственный сайт, где публикует фотоистории о жизни монастыря.

Теологос рассказал Bird in Flight, зачем он этим занимается и не боится ли разгневать Бога своим мирским увлечением.

— Много лет назад Бог привел меня на гору Афон, чтобы спасти мою душу, и на пути моего спасения, возможно, задокументировать монашескую жизнь, чтобы показать ее тем, кто живет за пределами Святой Горы.

Моя фотографическая карьера началась 15 лет назад, когда наше руководство решило оцифровать некоторые важные артефакты из монастыря.

Тогда мы купили несколько цифровых зеркальных фотоаппаратов.

Так как я был «компьютерной головой», монахи постарше сказали мне разобраться с техникой.

Моей первой камерой стал Canon 350D.

У меня не было никаких знаний.

Я просто начал снимать и читать о фотографии все, что мог найти.

Еще мне сильно помогло то, что я смотрел работы других фотографов.

Я бы упомянул Джеймса Нахтвея и Анри Картье-Брессона как фотографов, наиболее сильно на меня повлиявших.

Конечно, я занимаюсь фотографией с благословения игумена.

Так как я монах, у меня нет никаких личных денег — все мое фотооборудование было куплено на пожертвования.

Меня поддерживают, но все-таки есть свои сложности.

Наша цель — стать близкими к Богу, достигнуть личностного совершенства.

Поэтому мы должны избегать любых приземленных вещей, которые могут отвлечь нас от этой цели.

Именно поэтому я не должен придавать фотографии большего значения, чем нужно (на самом деле, это относится ко всему).

Я должен быть готов пропустить удачный кадр, чтобы не нарушить спокойствия окружающих, особенно когда они молятся.

А если я все же переступлю эту черту, окружающие должны понимать, что я это сделал не желая того и не пытался использовать других в своих интересах.

Я должен быть готов пропустить удачный кадр, чтобы не нарушить спокойствия окружающих.

архимандрит Ефрем, настоятель Ватопедского монастыря.

О мирском хобби.

Единственный мой источник дохода как фотографа — это мой сайт.

Пожертвования поддерживают на плаву мои занятия фотографией и сам сайт.

Он на самом деле не фотографический, а скорее целительный.

Ежедневно мы публикуем один снимок или фотоисторию с небольшим духовным текстом.

Так что за две-три минуты читатели получают духовный дар и восполняют в себе жизненные силы.

Наш сайт посещают люди из 127 стран, это выдающийся показатель для православного монашеского ресурса.

У меня есть фотосерии, которые складываются естественным образом, когда я документирую монастырские мероприятия, службы, послушание, ежедневную духовную жизнь, природу и архитектуру.

Есть большие праздники или, например, уборка урожая, которые мне нужно осветить.

Природа этих событий уникальна для глаз посторонних — мы все-таки на горе Афон.

Наш сайт посещают люди из 127 стран.

Выдающийся показатель для монашеского ресурса.

О монашеской специфике.

Одно из последствий грехопадения Адама — наш эгоизм, наша склонность пренебрегать остальными.

Фотографируя других людей, я открыл для себя целый мир красоты.

Личность — бесконечная тайна, которая позволяет нам постоянно совершенствоваться.

Замкнутые в собственной уникальности обречены на однообразие и ненависть.

То, что я монах, очень мне помогает — у меня есть духовные знания, чтобы бороться с такой реальностью.

Мы все должны оставаться людьми.

Профессионал — это не тот, у кого дорогое оборудование.

Это тот, кто способен жертвовать собой.

Не стоит гнаться за деньгами и славой так сильно, даже если они и нужны нам в определенной степени.

За то время, что нам отмерено, нужно научиться любить.

Нельзя тратить его попусту.

Я прекрасно понимаю большой интерес к моей персоне, и я с любовью к этому отношусь.

Однако монах не должен продвигать себя — лишь Бога.