Неизвестные шедевры и музыкальное сопровождение. Шесть причин посетить фестиваль Немые ночи 2019

main image main image

Неизвестные шедевры и музыкальное сопровождение. Шесть причин посетить фестиваль Немые ночи 2019

20−22 июня в Киеве, а 22−23 июня в Одессе состоится единственный в Украине и крупнейший в Восточной Европе фестиваль немого кино и современной музыки Немые ночи.

В рамках фестиваля снова можно будет посмотреть шедевры мирового кино в живом музыкальном сопровождении.

Всего на Немых ночах покажут шесть фильмов, а НВ Style называет шесть причин, почему ни в коем случае нельзя пропустить это событие.

Кино в живом музыкальном сопровождении.

В этом году на фестивале покажут шесть немых фильмов, которые еще недавно считались утраченными, или почти неизвестными зрителю.

Каждый из них будет демонстрироваться в живом музыкальном сопровождении от современных музыкантов из Украины, Беларуси, Литвы, Великобритании и Австрии.

Над созданием авторских саундтреков в этом году работала известная композитор Алла Загайкевич (Украина) и перкуссионист Аркадий Готесман (Литва) композитор и исполнительница Олеся Здоровецкая (Украина); композитор Андрей Показ и Арсен Одабашьян (Украина); композитор и гитарист Кмет (Австрия) музыканты Герхард Грубер, Петер Росманит и Адула Ибн Кадр (Австрия), а также Вольга Падгайская и Five-Storey Ensemble (Беларусь).

На Вольгу Падгайскую советуем обратить особое внимание, ведь она является финалисткой Envision Sound — уникальной образовательной программы для кинокомпозиторов, в рамках которой уже второй год подряд к созданию музыки для архивных лент приглашаются молодые композиторы со всего мира.

Изгнанники.

Фильмы нынешней программы, найденные в архивах в разных уголках мира на протяжении последних нескольких лет, объединенные темой изгнания и возвращения: как самих лент, казалось, навсегда утраченных, так и их героев, которые оставляют дом в поисках лучшей доли.

Последнее не может не перекликаться с нашим настоящим, в очередной раз напоминая, что несмотря на многочисленные изменения, мы все еще имеем дело с многочисленными проблемами и с не меньшим потоком вынужденных мигрантов.

Так героиня австрийского фильма Маленькая Вероника вынужденно покидает дом в провинциальном городке, чтобы окунуться в жизнь бурной Вены.

В фильме Город без евреев мы видим последствия прихода к власти антисемитов, в Мой сын — становимся свидетелями драматической истории скитаний женщины, родившей внебрачного ребенка, а в позабытом шедевре Ивана Кавалеридзе Штурмовые ночи оказываемся в гуще строительства Днепрогэса, ради которого свои дома покинули тысячи людей.

Неизвестные шедевры украинского кино.

Украинское немое кино все еще остается малоизвестным широкой публике.

Но в 20-е годы все было иначе — украинский кинематограф переживал свой наибольший всплеск, о нем говорили по всему миру, а украинские ленты, созданные на ВУФКУ (Всеукраинское фотокиноуправление), закупались для показа в таких странах как США, Германия и Япония.

Но, в силу разных обстоятельств, сегодня многие украинские ленты 20−30-х годов считаются утраченными.

Отсюда и важная традиция фестиваля Немые ночи — показывать ре-премьеры наших немых хитов.

В этом году на фестивале нас ждет экспериментальный агитпропфильм Ивана Кавалеридзе Штурмовые ночи и детская комедия Акселя Лундина Приключения Полтинника.

Штурмовые ночи — вторая монтажная и последняя немая лента режиссера и скульптора Ивана Кавалеридзе, снятая под несомненным влиянием Дзиги Вертова и Михаила Кауфмана.

Более того, этот запрещенный и на долгие годы забытый фильм, с точки зрения драматургии и визуальной составляющей можно считать одним из скрытых шедевров украинского кино и настоящим предвестником Иоанна, его Александр Довженко снимет в следующем, 1932, года.

В то же время лента Приключения Полтинника шведа Акселя Лундина, который еще в 1905 году в возрасте 19 лет перебрался в Российскую империю, это один из немногих уцелевших детских фильмов того времени, которых тогда снималось достаточно много, и большинство из них в конце концов оказались утраченными.

В основе этого фильма сразу два рассказа известного писателя и политического деятеля Владимира Винниченко Федько Халамидник и Бабушкин подарок, а сценарий к нему написал Николай Бажан — звезда украинского панфутуризмуа и главный редактор журнала Кино.

Поэтому неслучайно Приключения Полтинника достаточно быстро стали настоящим хитом украинского проката.

Украинские звезды зарубежья.

Еще одна добрая традиция фестиваля — знакомство зрителя с украинцами, получившими славу за рубежом.

В нынешней подборке, например, можно будет увидеть ленту Карусель, созданную выходцем из Украины Дмитрием Буховецким в Швеции.

В центре сюжета фильма размеренную счастливую жизнь молодых супругов на загородной вилле нарушает досадный случай.

В один солнечный день Белла выезжает в экипаже на прогулку, но конь, напуганный автомобилем, пускается в галоп.

Женщину в полуобморочном состоянии спасает случайный незнакомец Рэймонд Дюваль.

Благодарная чета приглашает героя-спасителя погостить на вилле, не догадываясь, что их жизнь изменится навсегда.

Интересно, что перед тем как снять Карусель Буховецкий уже успел прославиться в Европе своими добротными мелодрамами, костюмированными историческими фильмами и экранизациями русской классики.

Снятая после скандального Петра Великого (1922), вызвавшего возмущение прежде всего у эмигрантов из Российской империи из-за чрезмерно вольного обращения с историческим материалом, Карусельизначально планировалась как космополитическая, лишенная национальных признаков лента с интернациональным составом актеров.

Но и это не спасло его от шведской критики, упрекавшей фильм, что он «в погоне за коммерческим успехом портит национальный характер и не передает особенности шведской „души“».

Отысканная жемчужина с украинкой Анной Стен.

Киевлянка Анна Фесак, впоследствии известная как Анна Стэн, — одна из самых красивых и интересных украинских актрис, которая получила славу сначала в Москве, играя среди прочего у таких мастеров как Борис Барнет и Яков Протазанов, а затем и за рубежом.

На Немых ночах покажут фильм с ее участием Мой сын — сенсационную архивную находку и единственный из сохранившихся немых фильмов 1920-х годов одного из основоположников лирического советского кинематографа Евгения Червякова.

Найденная в 2008 году в аргентинской синематеке в Буэнос-Айресе, эта лента считается крупнейшей находкой в истории русского советского кино с тех пор, как зритель увидел вторую часть Ивана Грозного Сергея Ейзенштейна.

Анна Стэн сыграла здесь роль женщины, рожающей мужчине пожарному (Генадий Мичурин) ребенка от другого.

Мужчина в шоке, жена с младенцем на руках уходит из дома.

Сам фильм вызвал беспрецедентный резонанс в советском кино поздних 1920-х, а после его премьеры, Анна Стэн назвала Червякова «одним из самых талантливых режиссеров во всем мире».

Похожего мнения придерживалась и ее коллега по актерскому цеху, мировая звезда Аста Нильсен, которая признала Моего сынаодной из лучших лент года.

В то же время Сергей Васильев, будущий режиссер культового советского фильма Чапаев, назовет Моего сына «одной из немногих лент, двигающих кинематографию вперед».

А потом к хору сторонников фильма присоединится и Александр Довженко, который скажет о Червякове: «Он первый создал у нас лирический жанр, и я многому у него научился».

Найденные жемчужины австрийского кино.

Мы много знаем о кинематографе Германии, но почти ничего о кино соседней Австрии.

Хотя на самом деле там тоже снимались свои шедевры, которые до сих пор удивляют визуальным мастерством.

На Немых ночах мы сможем увидеть сразу две знаковые австрийские ленты — Маленькая Вероника и Город без евреев.

Маленькая Вероника вообще является одной из ключевых лент в истории австрийского кино.

Она долгое время считалась утраченной и была найдена недавно во французском архиве.

В центре сюжета лишения молодой девушки Вероники (ее сыграла одна из секс-символов межвоенного европейского кино Кете фон Надь), которая оставив родной городок оказалась в тогдашней Вене с ее ночной жизнью и многочисленными соблазнами.

Начинаясь как классическая история неиспорченной девушки, которая открывает для себя мир большого города, эта лента довольно умело балансирует между документальным изображением тогдашней Вены и психологической драмой, между невинностью и развратом, между визуальным барокко и минимализмом.

Не менее противоречива и торгово-фантастическая лента Город без евреев, еще одна знаковая австрийская лента, которая во многом предвосхитила последующие события как в самой Австрии, так и в Германии.

История любви юной Лотте и художника Лео здесь сочетается с рассказом об ужасных политических обстоятельствах, препятствующих их счастью, ведь к власти в стране приходит консервативная Христианско-социальная партия во главе с ярым антисемитом Швердтфегером.

Так в картине сочетаются социо-политические мотивы того времени, жесткая критика антисемитизма и причудливый рассказ с элементами триллера и хоррора, явно вдохновленный лучшими работами немецкого экспрессионизма.

Не случайно Город без евреев вызвал большое раздражение австрийских нацистов.

Всеми силами они пытались сорвать показ фильма (местами с использованием химических бомб), а писателя Беттауера, по чьему роману была снята лента, через несколько месяцев после премьеры застрелили в его рабочем кабинете.