Украинский бренд Bakhirka Apparel появился после запоминающегося путешествия, причем не только физического, по Южной Америке, но и путешествия внутрь себя.

Создательница марки Катя Бахирка называет одежду не продуктом, а инструментом, с помощью которого можно выразить и выбрать свою идентичность.

В интервью ELLE Катя рассказывает о знаковых путешествиях, поисках гармонии со своим телом, а также о благотворительности, которая занимает не менее весомую часть ее жизни.

Идея создания бренда пришла к вам во время знакомства с племенами Амазонки.

Что подтолкнуло вас к решению путешествовать?.

Много лет назад, до того как я решила, чем хочу заниматься, у меня было ощущение, что я не принадлежу себе и не отождествляю себя с определенным местом или делом.

Казалось, все вокруг знают, чего хотят, у всех есть определенный талант, направление в жизни, а у меня — нет.

Было сложно почувствовать себя в своей тарелке в городской среде, в университете, среди ровесников.

Я решила, что пришло время предпринимать какие-то шаги, следовать своей интуиции и слушать сердце.

Точно не знаю, что подтолкнуло меня к решению путешествовать по Амазонке, но я почувствовала, что должна оказаться именно там, и не ошиблась.

Не так давно вы представили новую коллекцию Red Thread, а в Щербенко Арт Центре прошла ваша первая презентация.

Как это было, какие эмоции вы испытывали?.

Презентация коллекции была первым событием, которое прошло в Украине для друзей нашего бренда.

Я была очень рада разделить пространство со всеми гостями, поделиться историей создания Bakhirka Apparel и дропа Red Thread.

Для меня личные встречи — всегда ценный шанс вживую обменяться энергией с другими.

А как вы относитесь к своему телу? Всегда ли вы находились в гармонии с ним?.

Почти все духовные практики, с которыми я сталкивалась, кроме дзен-буддизма, рассматривают тело как инструмент для исследования себя.

Я тоже считаю, что невозможно быть в гармонии с собой, если ты не находишься в гармонии со своим телом.

Это касается не только внешних процессов нашей конституции, форм или размера одежды, но и внутренних процессов, таких как ритмы дыхания, пищеварение, состояние крови, мышц, суставов и прочее.

Я верю, что наши эмоции влияют на здоровье, поэтому человек, разговаривающий на языке собственного тела, осознает изменения в организме.

В какой-то момент своей жизни я перестала носить неудобную одежду, обувь, перестала что-то требовать от своего тела, относиться к нему как к врагу и рабу.

У меня исчезло ожидание того, что оно должно выглядеть определенным образом.

Наверное, еще после рождения ребенка я начала относиться к своему телу как к храму, где мне безопасно и комфортно.

Накануне презентации вы вернулись из Перу.

Почему для путешествия выбрали именно эту страну и какие были первые впечатления?.

Впервые я попала в Перу в 2011 году, когда там еще была слабо развитая туристическая инфраструктура.

Мне просто повезло оказаться в хорошем месте, куда я, можно сказать, поехала наугад.

Перу — это мой второй дом, там я чувствую невероятную связь с землей.

Джунгли тебя будто обволакивают и возвращают в лоно матери-природы.

Там совершенно другой ритм жизни, очень рано темнеет и почти нет сети, поэтому ты большую часть времени наблюдаешь за жизнью гор, рек, леса и растений.

Ритмы твоего тела и сознания тоже начинают перестраиваться, и появляется расслабленное, размеренное, ровное звучание.

Будто отваливается вся суета, шелуха и тревога.

Как выглядела организация такой поездки, ведь вряд ли каждый желающий может пожить среди племен?.

Когда я лечу с группой или со своим фондом The Deep Forest Foundation, беру минимум полгода на подготовку.

Так как мы путешествуем по всей Южной Америке, есть очень отдаленные регионы и племена, которые требуют специального государственного разрешения для посещения.

В таком случае мы работаем с учеными, антропологами, организациями, представляющими интересы коренных жителей, журналистами, переводчиками, которые помогают организовать поездку.

Это долгий и часто сложный бюрократический процесс.

Организация моей крайней поездки выглядела довольно просто, так как я летела совершенно одна и просто купила билет в свой любимый город Тарапото.

Я решила ничего особо не планировать, просто примерно представляла, где буду жить и кого могу там встретить.

Все сложилось наилучшим образом.

Ваши самые неожиданные открытия во время поездки? Изменил ли вас этот опыт?.

Для меня каждая поездка в Перу — это открытие себя заново и возвращение утраченной частички своей души.

Там я будто вспоминаю, кто я, для чего живу и чем могу поделиться с этим миром.

Я была в очень красивом месте, которое называют El Sauce Lagoon, то есть голубая лагуна.

Там можно договориться с местными, чтобы тебя покатали на лодке вокруг лагуны, чтобы можно было хорошенько рассмотреть невероятные краски этого места.

Пока мы плыли под жарким солнцем, я поймала себя на мысли, что являюсь абсолютно счастливым, целостным человеком, мое сердце просто разрывалось от любви и красоты.

Я не смогла сдержать слез, мне совершенно искренне хотелось, чтобы каждый увидел то, что видела я своим внутренним и внешним взором.

Каждая ваша коллекция — это личная история.

Стоит ли ждать дроп, вдохновленный полученным в Перу опытом?.

Все, что я делаю, говорю, пишу, — это результат моего опыта и вдохновения, полученного во время путешествий по Южной Америке.

Но как бы мне ни хотелось рассказать просто красивую историю, у таких путешествий есть и обратная сторона.

Ты оказываешься в совершенно незнакомой среде, где тебя 24/7 грызут комары и мошки, не всегда есть привычные условия для проживания и гигиены, не работает телефон, постоянно мокрые волосы и вещи.

Плюс нужно быть очень внимательным, чтобы не наступить на змею, жабу и насекомых, особенно ночью.

Еще в джунглях бывает страшно и одиноко, потому что ты остаешься наедине с собой, своими мыслями и ощущениями, и от них некуда бежать, нечем себя отвлечь.

Для меня это не самое сложное, но подобный образ жизни подходит не всем.

Несмотря на все это, я чувствую, что после поездки получаю запас энергии, чтобы продолжать творить и создавать.

Вы — основательница The Deep Forest Foundation, организации, которая помогает коренным народам по всему миру.

Что привело к идее создания фонда и помощи людям?.

Я часто говорю, что The Deep Forest Foundation был всегда, мне просто посчастливилось придать ему определенную форму.

После того как я впервые оказалась в Южной Америке, не смогла удержаться и начала возить с собой друзей.

Часто, оставаясь в каких-то деревнях, мы видели, что людям не хватает простых вещей: холодильника, стиральной машины, каких-то бытовых удобств.

Мы всегда старались перед отъездом оставить после себя что-то хорошее и нужное.

Путешествуя в более отдаленные места, мы начали замечать более серьезные проблемы.

Например, у людей нет чистой воды, не хватает домов для жизни, нет средств для перемещения, туалетов, электричества для обслуживания колодцев и так далее.

Когда мы начали предоставлять крупную помощь и осуществлять большие проекты, нам понадобилась легальная юридическая структура.

Мы очень аккуратно и медленно внедряем помощь, ведь это влияет на динамику развития общин.

Какие цели для себя ставит The Deep Forest Foundation на ближайшее время?.

Сейчас фонд занимается строительством культурного центра в Бразилии — в Жордане, который называется Yuxibu Kayawa.

Когда я познакомилась с Чана Икакуру, шаманом и президентом организации, представляющей интересы деревни и ее жителей, он сообщил, что это его мечта, ведь в деревне не хватает инфраструктуры, где старейшины и вожди племени могут передавать свои знания и обучать молодое поколение традициям племени кашинава.

Сейчас мы строим небольшие дома, кухню, экотуалеты и церемониальную малоку, где будет проходить основное обучение.

Еще фонд постоянно курирует работы по установке солнечных батарей, чтобы у людей был доступ к чистой воде и электричеству без использования бензиновых генераторов.

Источник материала
Поделиться сюжетом