''Колола иголками, морила голодом'': как в Украине издеваются над детьми и почему власть бездействует

main image main image

''Колола иголками, морила голодом'': как в Украине издеваются над детьми и почему власть бездействует

Приемная мать четыре года безнаказанно издевалась над маленьким мальчиком.

Жестоко избивала, колола иголками.

Ребенок был настолько запуган, что мог несколько часов сидеть не двигаясь, лишь бы не рассердить "маму".

Социальные службы считали, что мальчик всего лишь фантазирует и наговаривает на приемную мать.

Пока он не оказался в реанимации с ужасными побоями.

Почему так происходит в Украине и кто должен отвечать за безопасность детей - в материале OBOZREVATEL.

Он смотрел на нее как собачка, ожидающий команды Киевлянка Елена Малыхина совершенно случайно познакомилась с маленьким Славиком (имя изменено) и его матерью Натальей К., когда была в больнице в Днепре со своим сыном.

Мальчик смотрел как собачка.

"Наталья К.

усыновила Славика, когда ему было всего два годика.

Его биологические родители были лишены родительских прав.

Она установила ему группу инвалидности и получала на него деньги.

Но пришло время подтверждать инвалидность, и она начала таскать его по медучреждениям Днепра в надежде, что ему установят эпилепсию или еще что-то", - вспоминает Елена.

Елену тогда удивило, как приемная мать обращается с сыном.

Он был худой и с синяками.

"Он смотрел на нее как собачка, ожидающая команды.

Она хвасталась, что он целый час сидит в одном положении, потому что она ему так сказала.

А как-то рассказывала, что пошла в парикмахерскую на маникюр и педикюр, это заняло часа четыре, а он все это время оставался в одном положении.

Он слушался ее взгляда, ее жеста и очень ее боялся", - рассказывает Елена.

Битва за диагноз Наталья К.

все время говорила, что хочет сдать сына в интернат, а себе взять другого, здорового ребенка.

"Мне стало интересно, где же все-таки правда.

И я ей предложила поехать с нами в Россию, у меня там есть знакомые, родственники, подскажут к каким врачам обратиться, чтобы провериться.

Мы едем на машине и возьмем их с собой.

Но Наталья отказалась, а потом перезвонила и предложила нам просто взять одного Славика.

Я удивилась, как можно доверить ребенка чужим людям? Но она составила доверенность у нотариуса, причем даже не знала нашей фамилии, кто мы такие.

Звонила от нотариуса и уточняла.

А когда принесла документ, оказалось, что разрешение дано на целый год, причем нам разрешалось проводить все медицинские обследования.

Спрашиваю, зачем на год, я же говорила на пару недель максимум.

"Ничего, вдруг понадобится еще раз ехать, зачем деньги тратить".

Т.е.

если бы мы были непорядочные люди, то с ребенком могло случиться все, что угодно", - говорит Елена.

За все время Наталья только три раза перезвонила узнать, подтвердили ли врачи какой-то диагноз, с сыном она не говорила, да и он, поняв, что звонит Наталья, сразу прятался.

Наталья перезвонила только три раза, чтобы узнать поставили ли врачи диагноз.

Радиус.

"Мы вернулись через несколько дней.

Я ей об этом не сообщила, а повела Славика к специалистам в Киеве.

И мне сказали, что ребенок здоров.

Правда есть педагогическая запущенность, потому что с ним никто не занимается.

И есть психологические проблемы, он очень запуган.

Также выяснилось, что ребенок не может есть обычную еду, ему необходима диета как для детей до годика.

Т.е.

все в виде пюре.

А ему тогда было 5,5 лет.

Я помню, когда мы ехали на машине, то кушали бутерброды.

Он так много ел, он все впитывал в себя, но потом у него вздулся живот, и его просто вырвало", - говорит Лена.

Лена рассказывает, что у Славика на голове были многочисленные шрамы, шрам был и на лице, причем видно было, что никто не обратился к врачу, чтобы рану зашить.

А сам он был худым с большим вздувшимся животом, как ребенок из блокадного Ленинграда.

Не знал даже, что такое мандарин Наталья забрала сына, поскольку ей нужно было ехать в Германию.

На это время она определила его в какой-то интернат.

А Елена тем временем пошла по всем инстанциям бить тревогу.

"Приехала в Днепр, пошла в районную службу по делам детей, где они проживали.

В кабинете сидела начальник и ее заместитель, они слушали, качали головами.

Говорили, а что вам нужен ребенок с такой судьбой? У вас свои дети есть.

Я им говорила, если можно, то я его заберу.

Если нет, то его хотя бы нужно передать в детский дом, чтобы он мог развиваться.

Пока он растет зашуганным щенком, который боится всего.

Она ведь его просто закрывала дома, никуда не пускала.

Он не знал что такое мандарин, он не был ни в одном детском торговом центре", - рассказывает Елена.

В результате Наталья даже была благодарна Елене за ее жалобы, поскольку она очень хотела отказаться от ребенка, а ей, по ее словам, все время в этом отказывали.

Она даже заявила, что подаст иск в Бабушкинский суд Днепра, чтобы отменить решение суда об усыновлении.

Лена готова была оплатить ей адвоката, судебные расходы, но поскольку денег ей в руки она не давала, то Наталья вскоре перестала выходить на связь.

"В Бабушкинском суде иска от нее не оказалось, а в службе по делам детей перестали брать трубку.

Потом я узнала, что она решила оставить Славика себе, потому что все-таки его любит, и он ее сын.

Я жаловалась во все инстанции: прокуратуру, управление по делам детей области, даже тут в Киеве писала в управление соцполитики, в полицию.

И везде мне отвечали: мальчик фантазирует.

Они основывались на проверке районной службы по делам детей, где я в первый раз и была.

Мол, не беспокойтесь, мама уверена в его будущем", - говорит Елена.

Мальчик оказался в реанимации А 15 августа прошлого года Елене пришел ответ из полиции, где уверяли, что мальчик просто фантазирует, а они провели проверку вместе с районной службой по делам детей.

На этом бы и все, если бы еще 10 августа Славика случайно не обнаружила в квартире его бабушка.

Ребенок был жестоко избит, почти все его лицо было сплошным синяком, глаза заплыли от отеков и он ничего не видел.

А все тельце ребенка также было буквально усыпано синяками и ссадинами.

Наталья К.

избила его за два дня до этого и закрыла в квартире совершенно одного.

Ребенка сразу отвезли в больницу, и положили в реанимацию.

В реанимации.

На ребенке не было живого места.

Facebook Елены Малыхиной.

"Мне только в конце августа позвонили из комитета уполномоченного по правам человека и попросили приехать.

Ребенок был в ужасном состоянии.

А служба по делам детей сообщила, что они не реагировали на мои обращения, потому что считали, что я занимаюсь торговлей детьми", - возмущается Елена.

Приемная мать к Славику в больницу приходила только раз.

Мальчик не видел ее, потому что его глаза заплыли синяками, а только слышал ее голос.

Она просила его не говорить, что это она сделала.

Из больницы она тоже его не забрала, поэтому Славика отправили в приемник-распределитель.

В реанимации.

Facebook Елены Малыхиной.

Колола иголками, била руками и ногами Районная служба по делам детей только после того, как к ним приехала проверка, соизволила написать документ о временном изъятии мальчика на время расследования.

"В середине сентября мы туда приехали и забрали его.

Нам поставили условие: Славик должен нас узнать и захотеть с нами поехать.

Он нас узнал и захотел.

Теперь он у нас".

Позже Славик рассказывал, что приемная мать била его за каждое неправильное слово, колола иголками и обещала, что если он не будет терпеть боль, то она будет колоть его ножом.

Также Наталья кормила его "хорошим супом, желтым, но там не было картошки и морковки".

Потом выяснилось, что приемная мать просто разводила "мивину".

По всему телу у мальчика были синяки и ссадины.

Facebook Елены Малыхиной.

"А когда он был "плохим", то она била руками, ногами, ложкой.

Заставляла приседать с табуреткой ночью, пока она спит.

Оставляла на несколько дней в закрытой комнате, не разрешала гулять с другими детьми.

Говорила, что я дебил, никому не нужен, она сдаст меня в интернат и там я сдохну.

А когда приходила Алина (внучка приемной матери) то меня закрывали в ванной потому что у меня эпилепсия", - такими воспоминаниями делился Славик.

"Точно ли вы меня заберете?" После того как Славик оказался в новой семье, он пошел в садик.

"Но первые недели он все время спрашивал нас, заберем ли мы его вечером? И сейчас он пошел в первый класс.

Но перед тем как отправиться в класс вдруг схватил нас с бабушкой за руки и не хотел идти.

И только после того как мы его заверили, что точно его заберем и тут его обязательно накормят, он отпустил нас", - говорит Елена.

Первый год дался новой семье нелегко.

Мальчик частенько прятал еду под подушку, или прятал недоеденный йогурт, чтобы ночью съесть.

А на Новый год, когда ему подарили подарок он прыгал от счастья, потому что никто и никогда ему ничего не дарил.

"Он с моим сыном погодки.

И мы покупаем им курточки, а он спрашивает, точно ли это его куртка? Или это вещь брата, а он только поносит ее.

Когда нам отдавали его вещи, то на всех, начиная с трусов и колготок, была написана его фамилия.

Видимо он постоянно бродил по интернатам.

Сейчас он уже адаптировался.

А раньше он почти все звуки произносил плохо, говорил на каком-то диалекте, видимо как говорила бабушка, которая часто им занималась".

Пройдет много времени прежде чем усыновленные дети начнут доверять новым родителям.

Кактус.

Дело о побоях слушается в суде с февраля Уголовное же дело по нанесению побоев ребенку передано в суд только в феврале этого года.

И до сих пор не вынесено решение.

"Причем в обвинительном приговоре есть только одна статья – нанесение телесных повреждений средней тяжести.

Там нет ни статьи об оставлении ребенка в опасности, о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей.

Нет ни слова и о том, что она получала деньги на ребенка, но на него их не тратила.

Он не получал ни должного питания, ни образования.

Я считаю, что эта женщина должна понести наказание за четыре года пыток и издевательств над ребенком", - говорит Елена.

Бабушкинский суд Днепра.

Зарабатывают на приемных детях Юрист Валерий Шевченко говорит, что в Украине налажена схема по зарабатыванию денег на приемных детях.

"После того как было решено, что при усыновлении новые родители получают выплаты как при рождении ребенка (45 тысяч гривен), то, например, в Закарпатье молодые мамы ромской национальности стали частенько отказываться от своих новорожденных детей.

А их бабушки стали сразу усыновлять новорожденных.

Потому что они при усыновлении получают больше, чем при рождении.

Но видимо не только ромы этим пользуются.

Не редко новые родители пытаются взять из детского дома малыша с небольшими отклонениями, а потом стараются выставить ему какой-нибудь тяжелый диагноз, чтобы получать каждый месяц выплаты.

К сожалению, наши социальные службы практически не работают, не проверяют условия, в которых живут дети, отсюда и такие ужасные случаи", - говорит Шевченко.

Соцработников не хватает, суды завалены делами Эксперт по защите прав детей Людмила Волынец считает, что дело не в деньгах.

"Выплата в 45 тысяч гривен не такая и большая, поскольку если ребенок здоров, то больше на него ничего не выплачивается.

Из своего опыта могу сказать, что часто просят ребенка женщины, так называемые лжеусыновители.

Люди, которым ребенок не нужен, но переубедить их очень сложно.

Они часто думают, что ребенок это развлечение, бантики, шортики.

Но дети из детдомов очень часто со сложной судьбой, и это проявляется в их характерах.

Пока они начнут доверять новым родителям, пройдет очень много времени", - говорит Волынцец.

Часто люди думают, что ребенок это развлечение.

Также она отмечает, что в стране очень мало сотрудников, которые работают в службах по делам детей (так называемая исполнительная служба, которая может изымать детей, ограничивать права) и в социальной службе по делам семьи и детей.

"В каждой из них работает по 3600 сотрудников.

И это на более чем 2 млн человек.

В 2014 году Рада сократила 14 тысяч таких работников.

И теперь у них просто не хватает времени.

Хотя в этих службах есть прекрасные специалисты, которые живут этой работой.

Но есть и мерзавцы", - говорит Людмила Волынец.

Кроме этого есть проблема и с судами.

После начала проведения судебной реформы в судах не хватает судей, дела не рассматриваются по несколько месяцев.

Из-за судов дети годами ждут, когда решится их судьба.

Правмир.

"Не смотря на сложную ситуацию в стране, количество сирот и детей, чьи родители лишены родительских прав, у нас сокращается.

Секрет в том, что много детей у нас не имеют никакого статуса.

Суды не работают, лишить прав их родителей или установить опекунство не могут.

В результате этих детей переводят из приюта в приют, потом в центр реабилитации, потом в санаторий для больных туберкулезом.

Потому что везде существуют определенные сроки содержания.

Так дети растут, а дела в судах не двигаются.

Также суды в спешке принимают некачественные решения", - считает Волынец.

Полиция также завалена работой, и дела о лишению родительских прав, по издевательствам над детьми откладываются, потому что ребенок жив, считает эксперт.

Ты еще не читаешь наш Telegram? А зря! Подписывайся.