Смерть близких и потеря дома. Украинцы из Донбасса рассказали о своей второй войне
Смерть близких и потеря дома. Украинцы из Донбасса рассказали о своей второй войне

Смерть близких и потеря дома. Украинцы из Донбасса рассказали о своей второй войне

Фокус пообщался с молодыми украинцами, которые второй раз за восемь лет столкнулись с агрессией России. Дарина, Юлия и Артур вспомнили, как начиналась война в 2014, свои потери, переживания от новой войны и рассказали, каким видят будущее Украины.

Мы . Мы из Украины

С первого дня войны Фокус ни на минуту не прекращал работу. Наша команда считает своим долгом информировать читателя о происходящем, собирать и анализировать факты, противостоять вражеской пропаганде. Сегодня Фокус нуждается в вашей поддержке, чтобы продолжать свою миссию. Спасибо за то, что вы с нами.

Поддержать

С первого дня полномасштабной войны 24 февраля, российская пропаганда для оправдания своего вторжения в Украину использует тезис: "Где вы были восемь лет? Где вы были, когда война полным ходом шла на Донбассе?". Российская пропаганда людьми с Донбасса считает только тех, кто оттуда за время войны так и не выехал. Либо выехал — но в направлении России или временно подконтрольных ей территорий. Но это не так. Многие украинцы из так называемых "ЛДНР" не согласились жить без будущего и выбрали переезд на подконтрольную законным властям часть Украины.

Фокус пообщался с выходцами с Донбасса, которые были вынуждены покинуть свой родной дом после войны, развязанной соседним государством на востоке Украины в 2014 году. Но Российская Федерация вернулась к ним с очередной войной — восемь лет спустя.

Дарина, Юлия и Артур рассказали о том, что для них значат 8 лет войны

Дарина, Мариуполь. "9 мая 2014 у нас был выпускной. И в этот день разнесли центр города…"

Дарина, 23 года. Родом из Мариуполя, где в 2014 году встретила первую войну и попытки Российской Федерации захватить один из промышленных центров Украины. В 2016 году, после поступления в университет, девушка из родного города уехала, но регулярно приезжала навестить родных. Дарина вспомнила, как в первый раз в Мариуполь пришла война.

"Для меня все началось 9 мая 2014 года — была самая активная фаза, когда у нас сожгли горсовет и бомбили управление внутренних дел. Я тогда только окончила девятый класс, 9 мая у нас проходило "по стандарту". Все жарили шашлыки, веселились… и тогда же мы узнали, что у нас разнесли половину центра города. Из-за того, что мои родители работники органов, на нашей семье это отразилось сильнее. Тогда, 9 мая, в отделении внутренних дел погиб папин лучший друг. Для моей семьи это была большая трагедия", – рассказывает Дарина.

По словам девушки, в полной мере оценить масштабы трагедии она не могла, так как в 2014 году была еще ребенком.

После окончания школы Дарина поступила в университет и переехала в Киев. Здесь 24-го февраля 2022 года она снова услышала сообщение о том, что началась война. Ее родственники остались в Мариуполе.

Мариуполь после обстрелов
Фото: Getty Images

"В силу того, что я работаю в медиа, понимала, что война будет, когда Путин признал "ЛДНР". Я сознавала, что Мариуполь будет самой горячей точкой при нападении на Украину, так как его хотели забрать еще в 2014 году. Тогда все думали, что планы Путина распространяются на так называемые "ЛДНР" – это было в территориальных границах Донецкой и Луганской областей. Я не думала, что будет так масштабно по всей Украине, но понимала, что в Мариуполе будет ад. 23 февраля я позвонила домой родителям, бабушке и сказала им готовиться. Поэтому для меня война в Мариуполе началась раньше", – говорит девушка.

Важно Крепость Мариуполь: окружение, храбрость защитников, как выживали горожане

Несмотря на призывы покинуть Мариуполь, родственники Дарины остались в родном городе. Девушка такое решение связывает с психологией человека, которому однажды уже довелось переживать военные действия.

"Мы пережили 14-15 год. Мы — люди, которые привыкли и смирились с войной. И поэтому я более, чем уверена, что психология — "Мы же так уже жили. Оно закончилось, и мы жили нормально дальше" — сыграла плохую шутку. Поэтому мои и не уехали оттуда. В последний раз я общалась с бабушкой из Мариуполя 27 февраля. После этого мне с ней не удалось связаться. У родителей, которые живут в пограничном с Мариуполем городе, за неделю произошла оккупация. Ру*ня пришла и отжала", – объясняет Дарина.

Девушка уверена, что ненависть, которую она испытывает к России и россиянам, останется навсегда.

"Сначала я старалась держаться и даже не плакала. Была ненависть и надежда, что все останется нормально. Сейчас я новости не смотрю, потому что каждая фотография тебя доведет до слез. Очень сложно понимать, что тебе некуда вернуться. Тебя "освобождают" от всего самого ценного, что есть в твоей жизни. "Спасибо" Путину, что освободил меня и от бабушки", – говорит девушка со слезами на глазах.

В результате вторжения российских войск Дарина потеряла бабушку, которая находилась в Мариуполе. Несмотря на оккупацию, девушка намерена приехать в родной город и достойно похоронить близкого человека.

"Когда самый достойный человек в твоей жизни похоронен во дворе как собака, ты понимаешь, что готов найти любой путь, чтобы приехать и обеспечить достойное погребение. Я не знаю, как я это сделаю. Город уничтожают, и я боюсь, что мне вообще некуда будет приезжать", – рассказывает девушка.

Мариуполь после обстрелов
Фото: РИА Новости

На главный тезис российской пропаганды: "Где вы были восемь лет?" Дарина реагирует эмоционально.

"Четыре из них я жила в Мариуполе. Не уделяли внимания? Серьезно? Вторая моя бабушка жила на линии разграничения, через реку от "ДНР". Нет смысла объяснять, что я там видела все восемь лет после вторжения России в Украину и как там жили люди. Где мы были восемь лет? Мы смотрели, как у нас отжали дом".

Юлия, Донецк. "Просыпайся, в магазин нужно сходить. Там война началась"

Юлия, 22 года. После начала войны в ее родном Донецке тогда еще 14-летняя девочка вместе с родителями уехала в подконтрольные Украине города Донецкой области. В 2016 году Юлия вернулась в Донецк, а в 2020 году, после начала коронавирусной пандемии, переехала в Киев.

"Мне было 14 лет, когда началась первая война. Мы уснули на территории Украины, а проснулись, как выяснилось, на территории "ДНР". В четыре часа утра нас разбудили залпы градов, которые легли возле моего дома и следующие несколько дней мы сидели без света, воды, газа и связи с окружающим миром в надежде хоть куда-нибудь выехать", — вспоминает девушка.

Юлия говорит, что благодарна родителям, которые взяли на себя всю ответственность.

"Я не помню, чтобы мне тогда было очень жутко. Да, мне было страшно, особенно, когда услышала, как в первый раз падает Град. Когда услышала, как свистит мина. Когда над моим домом пролетал вертолет и обстрелял соседний огород. В такие моменты было страшно, но в остальные моменты было довольно весело. Я с теплотой вспоминаю эти моменты, потому что мы были вместе", – рассказывает дончанка.

Важно Глава Донецкой ОВА Павел Кириленко: "От обороны нужно будет переходить к контрнаступлению"

Второй раз новости о войне Юлия узнала от своей матери, которая разбудила ее с вестью о полномасштабном вторжении РФ.

"Меня очень осторожно разбудила мама, которая накануне приехала ко мне в гости, со словами: "Юль, просыпайся, в магазин нужно сходить. Там война началась". Наверное, я никогда в своей жизни так методично и долго не чистила зубы, проговаривая: "Война началась". Нужно понимать, что дончане – это люди, которые всех уверяли, что войны не будет. Я всегда говорила, что это невозможно, так как мы живем в цивилизованном мире. Поэтому я была обескуражена и первые недели мы вместе с мамой жили по расписанию. Вставали, готовили, в надежде, что не выключится свет", – вспоминает 24 февраля девушка.

Юлия уточняет, что для нее война 2014 года и 2022 отличаются друг от друга.

"Тогда мы умудрялись ездить по городу, абсолютно не переживая ни о чем. Мне казалось, что война — это что-то написанное в книгах или в спектакле, в котором я играла, но совсем не то, что может быть у меня за окном. В этот раз я уже понимала, как звучат залпы оружия или с каким гулом летают истребители. В этот раз – это уже было что-то знакомое, если так можно сказать про войну", – делится переживаниями девушка.

Донецк, 2014 год
Фото: Getty Images

Юлия рассказывает, что первая эмоция, которая у нее возникает в связи с вновь переживаемой войной – это жалость.

"Жалость к себе в том числе. Появляются мысли, мол: "А за что это все? Моя молодость пришлась на войну, и моя молодость не повторится". Но я очень эмпатичный человек, мне очень жаль всех людей которые пострадали. Жалость, отчаяние и боль. Ненависти нет. Я не воспринимаю это чувство, оно очень деструктивно", – говорит девушка.

Вопрос "Где ты была восемь лет?" Юлия считает некорректным.

"Я не знаю почему мир не реагировал. Я помню, что тогда мне было по-детски обидно, почему так происходит. Почему я не могу приехать домой просто так, без блокпостов. Почему некоторые никогда не смогут вернуться? Но куда бы я ни приезжала, я всегда чувствовала сострадание. Люди, здесь в Украине, постоянно спрашивали, настолько ли страшно, как показывают. Люди знали, Донецк был на слуху. Может, не в мире, но в Украине точно был", – рассказывает дончанка, вынужденная уехать из Донецка.

Артур, Донецк. "Это война на 300 лет"

После прихода в Донецке подконтрольной России "администрации", 16-летний Артур вместе с семьей, минуя Мариуполь, переехал в Киев. За восемь лет парень так ни разу и не побывал в родном городе. Вместо этого в поиске новой жизни, Артур объездил большую часть Украины. Сейчас выходцу с Донбасса 25 лет.

"Честно говоря, я плохо помню новости по телевизору в 2014 году. Помню утро, когда из окна увидел столбы дыма. Тогда я и понял, что пришла война в наш край. После меня забрали в Киев. Была вера, что антитеррористическая операция закончится до зимы, как обещали. Но вышло не так — и восемь лет я не возвращался обратно", – рассказывает парень.

Артур говорит, что несмотря на первоначальную тоску по друзьям после переезда, сейчас ему не о чем с ними разговаривать.

"Скучал сначала по родственникам и друзьям, которые там остались. Я пытался общаться, но замечаю, что пропаганда РФ сильно влияет людям на мозги, и остается уже только политика. Я помню, когда ехал сюда, ночью у меня теснились мысли в голове: "Что я буду делать на новом месте?". Были попытки обустроить жизнь в других городах, но ничем хорошим это не заканчивалось", – говорит Артур.

Важно Временный дом. Три истории эвакуации из Украины — в Польшу, Германию, Чехию (фото)

В связи с тем, что вторжение России для Артура — уже второе за его 25 лет, он встретил эту новость как что-то повседневное.

"О возможном вторжении я узнал за 48 часов. 24 февраля проснулся от сирены и от того, что моя девушка плачет, потому что ее родной город бомбят. Снова стал возле окна, не могу поверить, но осознание быстро приходит. Четкая инструкция, что делать, с Донецка осталась. Я знал, что так будет. Восемь лет с этой мыслью живу, как и все люди с Донбасса", – говорит парень.

Несмотря на желание, Артура не взяли в территориальную оборону из-за того, что в армии он не служил.

Дончанин уверен, что война между украинцами и русскими растянется на долгие годы, а рожденных в метро детей украинский народ никогда не сможет простить агрессору.

"Сначала, в 2014 году, я их сильно ненавидел. Потом успокоился как-то, но иметь что-то общее у меня нет желания. Да, там есть люди, которые с трезвым мозгом, которые знают, что сейчас война. Но те ватные мозги, которых там, к сожалению, 80%, пусть они там себя и пожирают за железным занавесом, который на них опускают. Какая к черту "спецоперация"? Те дети, которые родились в метро… Ты, наверное, у них потом еще будешь брать интервью. Что они скажут? Как они будут относится к россиянам? Я думаю, что это война на ближайшие 300-400 лет", — говорит Артур.

Авдеевка. Мурал на стене разрушенного снарядами дома
Фото: Getty Images

Парень честно признается, что испытывал обиду за то, что событиям на Донбассе уделялось меньше внимания, чем полномасштабному вторжению РФ.

"Сначала во мне проснулся такой себе говнюк. Потому что, когда я рассказывал здесь людям о том, что происходит восемь лет в Донецке – у кого-то дом забрали, у кого-то его стерли с лица земли, мне говорили: "Ну да, это печально, но давай о чем-то другом поговорим". А когда это пришло к ним, в какой-то момент в тебе есть эта желчь, которая говорит: "Ну, теперь вы почувствуете, что это такое". Но это мимолетная слабость. Многие потом позвонили и сказали: "Мы поняли тебя", – откровенно делится переживаниями парень.

На вопрос "Где ты был восемь лет?" отвечает лаконично.

"Мы были на своей земле. Что мне нужно было делать? Мне нужно было построить свою жизнь, которую забрали эти сволочи", – рассказывает Артур.

Война закончится. Что дальше?

Свое будущее в Украине, возвращение в родной город и перспективу окончания войны выходцы с Донбасса оценивают по-разному.

"Война точно закончится. Но я не знаю, что дальше. Не знаю", — говорит Дарина.

"Дом – это там, где моя семья. Моя семья уже здесь. Ту у меня забрали. Сейчас в Донецке я бы съездил на могилу своей бабушки, которая умерла за время войны. Там я еще не был. К знакомым, друзьям – вряд ли", – делится Артур.

"Я не верю, что закончится война. Мы вряд ли переедем на территорию Австралии. У нас всегда будет общая граница. И попытки дестабилизации ситуации в моей стране будут продолжаться", – поясняет Юлия.

Девушка уверена, что сейчас украинцы стоят перед двумя вариантами выбора. Первый вариант – принять ситуацию и продолжать жить в неспокойных условиях. Второй, если хочется уверенности и стабильности – уехать из страны.

Теги по теме
Донбасс война Война на Донбассе российская агрессия Мариуполь Донецк
Источник материала
Поделиться сюжетом