19 февраля на канале СТБ вышла четырехсерийная драма «Мама» производства компании «Основа фильм продакшен». «Детектор медиа» уже опубликовал рецензию нашего постоянного автора, писателя и сценарист Андрея Кокотюхи. Сегодня предлагаем вашему вниманию взгляд на сериал журналистки Марии Спалек.

«Маму» показали в канун годовщины расстрела Небесной сотни, и от этого смотреть сериал, посвященный войне на Донбассе, было еще тяжелее. Но в этом вопросе легко не может быть никому: ни зрителям, ни актерам, ни тем более авторам. Поэтому один факт того, что создатели «Мамы» решились взяться за болезненную для всей страны тему, достоен уважения. С другой стороны, и требования к проекту с такой идеей значительно выше. Его невозможно рассматривать просто как игровое кино: сериал воспринимается и как документальная история, и как послание одновременно. Собственно, авторы «Мамы» это подтвердили, указав, что сериал основан на реальных событиях, а посланием можно считать тот факт, что он снят при поддержке Министерства культуры и информационной политики Украины.

Главная героиня драмы — Нина Швыдченко, хирург из Житомира. Ее сын ушел на войну, был ранен и попал в плен. Нина отправляется в оккупированные районы Украины в надежде выкупить парня. Переправившись нелегально через линию разграничения, мать военнослужащего оказывается в мире, где закон не действует. Но ради спасения сына ей приходится некоторое время жить в этой действительности.

Нельзя сказать, что сюжет страшно нов — и по новостным сообщениям, и из фильмов последних 30 лет известно, что матери отправляются спасать, выкупать, искать своих детей, попавших в плен. Но за завязкой и некоторыми предсказуемыми сюжетными ходами вроде срочной продажи бизнеса ради выкупа, потери денег из-за мошенников и спасения ребенка главного врага для «налаживания мостов», оказалась небанальная история о столкновении двух менталитетов. С одной стороны — «бандеровка» из Житомира, с другой — «сепары» из Луганской области. Точнее, обитатели «той стороны». В отличие от «укров», «бандеровцев» и «пиндосов», которые в сериале упоминаются регулярно, жители неподконтрольных территорий в сериале никак особенно не называются. Скорее всего, в рамках политкорректности и задачи «наведения мостов», а не потому, что не нашлось подходящего героя с украинской стороны, который разговаривает на сленге.

Автором идеи и сценария, а по совместительству креативным продюсером проекта стала кинорежиссер и телеменеджер Валентина Руденко. Она работала на канале «1+1» с момента его возникновения, до этого сняла документальные фильмы «Без меня» и «Гагарин, я вас любила», который прославился благодаря одноименной песне «Ундервуда», а затем стала чиновницей — во времена Виктора Ющенко. С марта 2014 года она участвует в благотворительных проектах помощи ВСУ, так что много знает о об этой войне. Сериал она посвятила всем мамам защитников Украины.

Понятно, что самым важным было найти актрису на главную роль. Если бы создатели промахнулись с кандидатурой, проект можно было бы смело сворачивать — на маме здесь держится все. Нужна была не только блестящая игра, но соответствующая фактура и, как сказала Валентина Руденко в интервью СТБ, энергетика исполнительницы роли. Все это в нужном количестве и в правильной пропорции нашлось в Олесе Жураковской, которая в итоге сыграла Нину. Впрочем, выбор Жураковской на роль мамы очевиден — в этой нише среди украинских актрис у нее практически нет конкурентов. В сериале много крупных планов главной героини, и хорошая игра Жураковской в буквальном смысле на лицо.

Кстати, именно на крупном плане замешана, строго говоря, единственная неудача сериала — первая сцена. Сын Виталик (Александр Божко) записывает для матери видеопоздравление с днем рождения. И вроде бы ситуация правдоподобная, и говорит парень хоть и несколько пафосные, но вполне уместные слова. Но в итоге появляется ощущение фальшивости момента. Все дело в мимике актера, лицо которого занимает весь экран — мне показалось, что он не справился. Конечно, впечатление от неловкого начала быстро рассеивается благодаря последующий событиям. Но первые кадры важнее вешалки в театре, они должны цеплять безоговорочно.

В целом, персонажи с украинской стороны выглядят слабее, чем представители оккупированных территорий. Дело тут не в традиционной привлекательности отрицательных героев — не тот случай. Да и в чистом виде антагонистов там практически нет, однозначны только эпизодические боевики. Просто жители линии разграничения — челнок Бодя (Константин Корецкий), его бывшая жена Люська (Тамара Антропова) и комендант выдуманного Славяносербска Саныч (Михаил Кришталь) получились объемные, продуманные и харизматичные. А условная команда Нины — дочь, муж и старый приятель, полковник СБУ — ведут себя как функции. У дочери задача — найти видео с пленным братом, у мужа — вовремя слечь в больницу и оставить жену одну, а у эсбэушника — подтолкнуть героиню на ту сторону. Не помогло даже участие опытных актеров, ведь Швыдченко-отца играет Николай Боклан, а силовика — Константин Костышин. Однако большую часть времени действие в сериале происходит на оккупированных территориях. Поэтому интересные герои заполняют почти все экранное время. Особо стоит отметить сына коменданта Олежку в исполнении 10-летнего Максима Боряка. Дети-актеры — это всегда тонкий лед, а Максим очень хорошо справился с задачей.

Снимали сериал в Киеве и Киевской области, но в кадре этого не видно. Оценить реалистичность показанного мира, по понятным причинам, невозможно. Но он похож на то, что описывают наши новости или показал, например, Лозница в своем «Донбассе»: беззаконие, страх, разруха и бесперспективность. Некоторые вещи мне, жительнице Восточной Украины, узнаваемы до боли. Например, вспыхнувший с пол-оборота спор между главной героиней и случайным попутчиком-луганчанином в поезде. После 2014 года несколько лет подряд в Харькове, например, незнакомые люди на улице переходили к конфликту без предварительного «здрасте» прямо там, где столкнутся, — в лифте, в магазине, в транспорте, на улице. Также прекрасно передана речь жителей сопредельных территорий. Формально они говорят на русском, но язык полон характерных для региона словечек, присказок и поговорок. Двуязычие героев подарило еще несколько правдивых и показательных историй. Украиноязычная Нина, протягивая деньги, говорит луганскому жулику: «Рахуй», — и тот в ответ смеется, считая слово кличкой. В другой сцене героиня обращается к русскоязычной медсестре с просьбой сделать пациенту «щеплення від правця», и девушка, которая родилась и выросла в Украине, ее не понимает. В сериале медсестра милая и добрая, поэтому она просто переспрашивает. В реальной жизни еще несколько лет назад в некоторых областях Украины из-за «правця» можно было нарваться на неприятности.

Финал у сериала открытый, и это выглядит очень правильным решением. В память тех, кто погиб, в помощь тем, кто еще в плену, и как символ того, что для миллионов украинцев эта война еще не закончилась.

И последнее. Валентина Руденко рассказала, что идея сериала родилась у нее под влиянием результатов двух опросов. Один показал, что 87 % людей считают маму безусловным авторитетом. То есть фигура матери — это мощное объединяющее начало. А второй опрос был посвящен возрасту женщин, чьи сыновья и дочери ушли на эту войну. Оказалось, что им в среднем слегка за сорок, а иногда и меньше. «Свой лучший возраст они проводят в слезах», — поделилась автор сценария.

Авторы сериала «Мама» хотели рассказать историю матерей, но показали больше. За каждой мамой стоит ребенок, и вот это 100 % общая тема, способная примирить людей, которых, кажется, больше ничего не объединяет.



Фото: СТБ

Думки, висловлені в рубриці Column, передають виключно погляди самих авторів і можуть не збігатися з позицією редакції «Детектора медіа». Тексти авторських колонок суб'єктивні та не претендують на всебічне висвітлення теми.
Поделиться сюжетом