От байрактара — символа успеха турецкого ВПК — до истребителя пятого поколения, от Ливии до Карабаха. Военные амбиции Эрдогана требуют денег, которых нет. Почему девальвирует лира и остановится ли инфляция на отметке 20%, рассказывает Фокус.

В последние годы Турция демонстрирует масштабное развитие своего военно-промышленного комплекса. Это и развитие линейки всем известных ударных дронов Bayraktar, и всевозможные другие беспилотные системы: от роев дронов-камикадзе до беспилотных судов для патрулей и боевых действий.

При этом Турция всячески демонстрирует самостоятельность в этом вопросе — порой крайне агрессивно. Например, после исключения из программы по получению истребителей F-35 она решила создать свой собственный боевой самолет пятого поколения. К слову, первые детали этого самолета уже произведены.

Но одно дело — производить винтовые дроны, и то с украинскими двигателями, и совсем иное — создать новейший конкурентоспособный истребитель. И не просто произвести, но и наладить его серийное производство. А ведь стоимость программы, как предупреждают аналитики, может обойтись в 10 миллиардов долларов.

Не потянет ли такая самостоятельность турецкого ВПК экономику Турции ко дну?

Фокус перевел текст Лоры Пител — корреспондента Financial Times в Турции, о, экономической линии Эрдогана и современной Турции вообще.

Приведут ли болезни турецкой экономики к краху Эрдогана

Когда один храбрый человек из правящей партии Реджепа Тайипа Эрдогана решил высказаться на тему растущего общественного недовольства экономикой, ответ президента был кратким и гневным: "Вы лжете. Я знаю ситуацию лучше вас". По словам собеседника Эрдогана, который остается членом партии, "президент убежден, что некоторые члены партии и правительства преувеличивают проблемы".

Реджеп Тайип Эрдоган получает все больше сигналов о том, что его своеобразный подход к управлению турецкой экономикой (объемом 765 млрд. долларов) не работает. Экономический рост хорошо выглядит на бумаге, однако он не привел к созданию рабочих мест. Инфляция в сентябре достигла почти 20%, а валюта продолжает обесцениваться. Десятилетие назад покупка одного доллара обходилась примерно в 1,8 лиры; сегодня эта цифра составляет почти 10 лир.

Важно Турецкая ничья: как Эрдоган заставил Запад с собой считаться без высылки послов из страны

Самым важным для президента, который отмечает 19-ю годовщину своего прихода к власти, является падение рейтинга его Партии справедливости и развития (AKP) примерно на 10% по сравнению с парламентскими выборами 2018 года. Поддержка достигла исторического минимума в 30-33%.

"Первостепенной причиной является экономика, – говорит Озер Сенджар, глава социологической компании Metropoll. – Существует большая группа людей, которые не могут удовлетворить свои основные потребности. Около 30% электората не могут свести концы с концами. Это основная причина, по которой люди покидают AKP".

Турецкая оппозиция оптимистична как никогда

Некоторым кажется, что они выдают желаемое за действительное, но оппозиционеры убеждены: развал экономики поможет им сместить Эрдогана. Следующий тур выборов назначен на 2023 год – столетие основания современной турецкой республики, – но некоторые аналитики предсказывают, что досрочное голосование может состояться уже в первой половине следующего года.

"Осталось недолго, — обратился к стране в октябре 2021-го Кемаль Кылычдароглу, лидер оппозиционной Республиканской народной партии (CHP). — Будьте терпеливы. Вы можете голодать. Вам могут отключить электричество. Вас могут арестовать, бросить в тюрьму и даже подвергнуть пыткам и обыскам. Но будьте терпеливы. Осталось недолго".

Однако турецкий президент, окруженный подхалимами и постоянно опровергающий слухи о своем здоровье, не может либо не хочет прислушаться к призывам изменить экономический курс.

Прогнозы на ближайшие выборы в Турции не очень приятны для Эрдогана

В октябре Эрдоган снова ошеломил рынки, когда его центральный банк снизил процентные ставки на фоне растущей инфляции, пока центральные банки по всему миру их повышали. Этот рискованный шаг вызвал новое падение курса лиры, которую многие считают барометром экономического здоровья страны. Несколько дней спустя президент едва не вызвал самый серьезный дипломатический кризис за последние десятилетия, пригрозив выслать 10 послов западных стран, призывавших освободить заключенного в тюрьму филантропа, но затем отменил этот приказ.

Важно Крутое пике. Зачем Эрдоган высылает из Турции послов стран Запада

"Внутренняя политика, внешняя политика, экономика — все идет от плохого к худшему, — говорит один из бывших министров, который решил остаться в рядах АКР, хотя и недоволен курсом партии. — Еще есть шанс переломить ситуацию, изменить атмосферу. Но это может сделать только один человек. Все зависит от него".

Критики Эрдогана говорят, что это бессмысленно, поскольку у президента закончились энергия, идеи и время. Оптимистичные представители оппозиции уже чувствуют ветер перемен. По их словам, бюрократы начинают нервничать из-за предупреждения Кылычдароглу о том, что они будут привлечены к ответственности за решения, которые они принимают сейчас.

По словам Умита Озлале, одного из вице-президентов партии IYI, видные руководители компаний, включая некоторых, печально известных своими связями с AKP, начали осторожно искать подход к правоцентристской партии IYI.

"Либо они сглаживают свои политические риски, либо прекрасно видят, к чему все идет и готовы продемонстрировать свою поддержку".

Экономика Турции: рост любой ценой?

Хотя Реджеп Тайип Эрдоган по-прежнему остается грозным политиком, сегодня он часто выглядит усталым и исхудавшим. В июле во время видеообращения к партийным функционерам президент, казалось, на мгновение заснул. На фоне слухов о состоянии здоровья президента его помощники в прошлом месяце опубликовали в социальных сетях видео, на котором 67-летний президент играет в баскетбол.

Представители правительства говорят, что президент по-прежнему черпает энергию, выходя на улицы. Но его встречи с народом все чаще омрачаются ошибками. В прошлом году во время визита в восточный город Малатья глава государства попросил одного избирателя, который сказал, что ему трудно прокормить свою семью, "не преувеличивать". Летом Эрдогана высмеивали, когда во время визита в регион, опустошенный лесными пожарами, он попытался утешить жителей, разбрасывая пакетики с чаем из своего президентского автобуса.

Важно Ататюрк наоборот. Долго ли продлится эра Эрдогана?

Озлале, чья партия IYI стремительно набирает популярность в опросах и вполне может сформировать правительство вместе с CHP в случае победы оппозиции, утверждает, что централизация исполнительной власти, введенная турецким лидером три года назад, не способна справиться с накопившимися проблемами страны.

"Эрдоган – единственный человек, принимающий решения, – говорит оппозиционный политик. – Ему не хватает качественных источников информации. Он стареет и устает".

Критики Эрдогана заявляют: "У президента закончились энергия, идеи и время"

Президент, который в течение многих лет побеждал на выборах благодаря обещаниям процветания для миллионов людей, продолжает трубить о впечатляющих показателях роста экономики страны. По прогнозам МВФ, валовой внутренний продукт Турции в этом году вырастет на 9% – по этому показателю она опережает Китай и отстает от Индии. Но даже крупнейшая в Турции ассоциация предпринимателей Tusiad, которая часто сдержанно критикует политику Эрдогана, предупредила, что навязчивое стремление правительства к росту любой ценой наносит ущерб стране.

Зарплата в Турции играет в догонялки с инфляцией

Рост заработной платы не поспевает за стремительной инфляцией. От сопутствующего снижения уровня жизни больше всего пострадали семьи с низкими доходами. Уровень бедности, который резко снизился в первые полтора десятилетия правления AKP, снова начал расти в 2019 году после тяжелого валютного кризиса, который вызвал рецессию и привел к потере 1 млн рабочих мест.

"Это привело к появлению почти 1,5 млн бедняков (в общей сложности 8,4 млн человек в стране), перечеркнув почти все успехи за три года, предшествовавшие экономическим потрясениям", – предупреждает опубликованный в этом году доклад Всемирного банка. В докладе предсказывается, что пандемия коронавируса усугубит эту тенденцию.

Рефет Гюркайнак, профессор экономики Университета Билкент в Анкаре, говорит, что населению "оскорбительно" слышать о процветании экономики.

"В своей повседневной жизни они видят безработицу, безудержную инфляцию и снижение покупательной способности. Их жизнь не только не улучшается – она становится намного хуже".

Валовой внутренний продукт Турции в этом году вырастет на 9% – по этому показателю она опережает Китай и отстает от Индии

Несмотря на это, Эрдоган делает ставку на дешевые кредиты для стимулирования потребления и строительства, хотя эта модель уже привела к хронической инфляции, слабости валюты и сделала страну беднее. В прошлом году объем новых прямых иностранных инвестиций составил всего $5,8 млрд. по сравнению с пиком в более чем $19 млрд. в 2007 году.

Укрепив свой контроль над институтами Турции, Эрдоган вступил в конфликт с номинально независимым центральным банком, неоднократно требуя и добиваясь снижения процентных ставок: вопреки всем законам экономики, президент уверен, что это помогает бороться с инфляцией. Сочетание свободной денежно-кредитной политики и стремительного роста цен привело к череде резких падений курса национальной валюты.

Валютный кризис и стремительная инфляция в Турции привели к появлению 1,5 млн новых бедняков
Фото: pexels.com

Международные инвесторы, чьи деньги необходимы для финансирования внешнего долга Турции в размере 450 млрд. долларов, в прошлом году ненадолго приободрились, когда Эрдоган фактически уволил своего зятя Берата Албайрака после провального двухлетнего пребывания на посту министра финансов. Инвесторы также приветствовали назначение Наджи Агбала, уважаемого технократа, на пост главы центрального банка. Но Агбал продержался всего четыре месяца, после чего стал третьим за два года уволенным главой центробанка. Его преемник, бывший сотрудник государственного банка Шахап Кавджиоглу, в сентябре начал снижать ставки.

Уровень бедности в Турции достиг максимума с 2012 года

"Это похоже на день сурка, – говорит Джозеф Муавад, топ-менеджер управляющей активами компании Carmignac. – У нас постоянно повторяются циклы: турецкий центральный банк повышает ставки, Эрдоган расстраивается, меняет сотрудников, они снижают ставки, а потом, когда все становится совсем плохо, персонал снова меняется и повышает ставки".

Муавад предупреждает, что на этот раз эксперимент "более опасен" в связи с ростом цен на энергоносители, который увеличит расходы Турции на импорт, и переходом мировых центральных банков к повышению ставок, что может привести к оттоку капитала с развивающихся рынков. "В итоге можно оказаться в ситуации с низким ростом экономики и высокой инфляцией, что является худшим из всех вариантов".

Экономическая политика Эрдогана: нежелание говорить правду

Отчаявшиеся члены правительства и делового сообщества утверждают, что Эрдоган, который отстранил своих критиков в правительстве, слабо разбирается в экономике, и ему редко возражают даже члены его собственного кабинета.

"Министры говорят нам: "Объясните ситуацию президенту", – рассказывает один из руководителей крупного турецкого конгломерата. – Но почему мы должны это делать? Это их работа".

Источники внутри партии сообщают, что некоторые главные советники в окружении Эрдогана в частном порядке выступают против его одержимости снижением ставок, но не хотят ему об этом говорить.

"Президент не любит, когда рядом с ним сильные люди. Все это знают, – утверждает один из правительственных чиновников. – Поэтому никто не хочет говорить правду".

Эрдоган не собирается сделать турецкую экономику сильной, но он хочет иметь экономику, достаточную для победы на следующих выборах, говорят оппоненты

Другие считают подход президента скорее расчетливым, чем невежественным. Бурак Билгехан Озпек, политолог из Университета TOBB в Анкаре, говорит, что низкие процентные ставки и дешевая валюта выгодны группе приближенных, особенно в строительном и туристическом секторах, которые помогают поддерживать правительство Эрдогана.

Он добавляет: "Подходящий термин здесь – выживание… Ему не нужна динамичная экономика, он не собирается сделать турецкую экономику сильной, но он хочет иметь экономику, достаточную для победы на следующих выборах".

Озпек сомневается, что эта стратегия жизнеспособна в свете тактического перехода оппозиции от политики идентичности, основанной на религиозных, культурных и этнических разногласиях, которая отталкивала сторонников AKP, к критике способности правящей партии управлять страной. Противники Эрдогана "поднимают вопрос о способностях элиты AKP, а не о ее идеологии и идентичности, – говорит он. – И это работающая стратегия в таких экономических условиях".

Фото: pexels.com

Несмотря на недовольство курсом Эрдогана внутри самой AKP, однозначного партийного кандидата на пост президента Турции нет.

Албайрак, который женат на дочери Эрдогана и когда-то считался его избранным преемником, исчез из поля зрения общественности. Репутация Сулеймана Сойлу, харизматичного и амбициозного министра внутренних дел, пострадала из-за недавних обвинений в коррупции, выдвинутых мафиозным боссом в изгнании. Сойлу отрицает эти обвинения. Несмотря ни на что, образ крутого парня Эрдогана с его брутальной риторикой, согласно опросам, все еще вдохновляет ярых сторонников и до сих пор намного популярнее, чем бренд самой AKP.

После Эрдогана. Сколько автократов уйдет в отставку?

Пока оппозиция пылает оптимизмом по поводу конца эпохи Эрдогана, многие иностранные наблюдатели настроены гораздо менее оптимистично. "Они размечтались, – говорит один европейский дипломат. – Много ли автократов в последнее время ушли в отставку?".

Приободрившиеся представители оппозиции говорят, что ошеломляющее поражение AKP на муниципальных выборах в Стамбуле и Анкаре в 2019 году, когда оппозиционеры выдвинули по единому кандидату в каждом городе, доказывает: Эрдогана можно победить объединенными усилиями.

Они отмахиваются от опасений, что теневые структуры государства Турции, которые включают в себя разведывательную службу, полицию, военных и криминальные элементы и имеют связи с ультранационалистическим партнером Эрдогана по коалиции, могут поддержать слабого президента.

"Когда станет ясно, что корабль тонет, все спрыгнут с него, – говорит высокопоставленный член одной из оппозиционных партий. – Я имею в виду не только АКР, но и бюрократию, и военных. Вы думаете, военные встанут на его защиту, если он пойдет ко дну? Как бы не так".

Изменения в уровне зарплат в Турции по годам с поправкой на инфляцию

Другие возражают, что правитель Турции так боялся потерять Стамбул, что после победы оппозиционного кандидата Экрема Имамоглу в 2019 году объявил результаты выборов фальсифицированными и заставил провести повторное голосование, но проиграл и его.

"Это показывает, как далеко готов зайти Эрдоган ради победы, – говорит Аслы Айдынташбаш, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям. – Значит, дело не только в выборах, не только в игре цифр, но и во всевозможных видах политического давления и сопротивления со стороны Эрдогана и его партнеров по коалиции".

Некоторые опасаются, что

Эрдоган может попытаться вообще отменить выборы или что страну накроет волна насилия, подобная той, которая последовала за выборами в июне 2015 года,

когда АКР впервые потеряла свое парламентское большинство.

Не меньшее беспокойство вызывает и возможность, что оппозиция, которая впервые объединилась для участия в национальных выборах в 2018 году, упустит свой шанс. До сих пор этот разношерстный союз, состоящий из левой CHP, правой IYI, курдов и нескольких других небольших партий, сумел сохранить единство, несмотря на настойчивые попытки Эрдогана развалить его. Но попытка выбрать единого кандидата, который будет баллотироваться против президента Турции, может привести к раздору.

Опросы показывают тревожную для оппозиционного блока тенденцию: большое количество неопределившихся избирателей, многие из которых – разочарованные сторонники AKP, все еще не доверяют оппозиционерам.

"Они покидают АКР, но не находят пристанища ни в одной из оппозиционных партий, — говорит Сенджар, автор опроса. — Если оппозиция не выставит достаточно сильного кандидата, то у Тайипа Эрдогана все еще есть шанс победить".

Для 83-миллионного населения Турции ставки высоки как никогда.

"Когда правительство существует в течение 20 лет, всем уже понятно, на что оно способно и не способно, — говорит Гуркайнак, профессор Университета Билкент. — Я не думаю, что эта — или любая другая — страна выдержит еще несколько лет такого существования".

Об авторе

Лора Пайтел – корреспондент Financial Times в Турции. Освещает турецкую внутреннюю и внешнюю политику, бизнес, экономику и общество. До переезда в Турцию в 2015 году работала политическим корреспондентом The Times of London в Великобритании. Живет в Анкаре.

Теги по теме
Экономика Финансы
Источник материала
Поделиться сюжетом