Какими будут следующие местные выборы в Украине
Какими будут следующие местные выборы в Украине

Какими будут следующие местные выборы в Украине

Ценность мандатов и должностей на следующих местных выборах будет значительно выше, поскольку кандидаты будут бороться за контроль над финансовыми потоками на восстановление и модернизацию, а также контроль за рынком земли. Интересно, что уже сейчас в ЦИКе начали думать, как проводить местные выборы в Крыму после его освобождения.

Местные выборы 2025 год

Первые выборы по новому избирательному кодексу

Действующие власти в 2020 году внедрили административную реформу, которая уменьшила часть районов в Украине с 490 до 129, изменила статус и полномочия многих городов. Также это были первые выборы по новому избирательному кодексу, который предусматривал избрание местных депутатов по открытым партийным спискам. Только в общинах с небольшим количеством населения разрешалось выбирать депутатов по мажоритарной системе. Таким образом, в выборах решили не участвовать многие местные деятели, которые не захотели присоединяться к какой-либо из партий.

На самом деле, по измененному сценарию эти выборы действующие власти провели с целью усилить контроль за рынком земли, закон о котором был принят ночью 31 марта 2020 года с привкусом скандала. То есть, сократив количество районных советов и депутатов, власти планировали уменьшить количество местных депутатов и местных председателей, у которых было полномочие влиять на работу рынка земли. Внедрив возможность баллотироваться в местные советы только по партийным спискам, действующая власть пыталась ограничить попадание в органы местного самоуправления несистемных деятелей, самостоятельных представителей региональных элит. Надеялись, что по партийной линии смогут давить на чиновников и депутатов на местах, чтобы те в нужные моменты соблюдали генеральную линию правящей партии.

Однако местные выборы 2020 года закончились поражением Слуг. Отсечь региональные элиты не удалось, поскольку они удержали власть с помощью региональных партий. В крупных украинских городах "Слуга народа" смогла выиграть выборы городского головы только в трех из 70ти – в Измаиле, Смеле и Изюме. Относительным успехом команда Зеленского может считать выборы во Львове, где на должность мэра переизбрался Андрей Садовый, который, несмотря на некоторые споры с правительством в 2020 году, все еще ситуативный союзник команды Зеленского.

В целом, самой низкой официальной явкой в новейшей истории – 36,88%, украинцы в 2020 году выразили недоверие властям, политической модели в целом. И осудили тогдашнюю правительственную политику в отношении так называемого карантина, которым зачищали малый и средний бизнес и региональную экономику.

"Все без исключения общенациональные партии проиграли вместе. Они проиграли местным элитам", – говорил в 2020 году директор политико-правовых программ Центра Разумкова Виктор Замятин.

При этом, несмотря на реформы, сущность и принципы института местного самоуправления не изменились. С давних пор должности городских депутатов и председателей привлекали местных предпринимателей, политиков и общественных деятелей возможностью зарабатывать посредством влияния на распределение земли – выделение земельных участков происходит через согласование депутатами на сессии и одобрение решения городским головой. Также местные власти контролируют коммунальные предприятия, распределяют деньги на жизнеобеспечение инфраструктуры общин, сопровождают проекты развития. Во многих городах существуют негласные общественные договоры, что власть, налоговики и правоохранители не мешают местному бизнесу, за что тот регулярно платит благодарности региональным топ-чиновникам. Поскольку законодательство отстроено так, что при соблюдении всех законов у большинства бизнесменов есть возможность работать только в убыток, это очень востребованный на местах симбиоз, генерирующий существенные финансовые потоки.

Если во время президентских или парламентских выборов происходит хотя бы имитация конкуренции на уровне партий и топ-политиков, то на местных выборах общеукраинские партии выступают только как "продавцы франшиз" и "крыша" для региональных деятелей. Если во время президентских и парламентских выборов большим партиям удавалось обходиться популистскими лозунгами и абстрактными размытыми программами, то на местах уже необходимо знание местной специфики, ценятся реальные предложения по решению реальных проблем общин.

"Модель борьбы франшиз существует много лет. Местные элиты договаривались с Киевом, потом расписывали пасьянс. – говорит "Комментарии" политический обозреватель Руслан Бизяев. – При этом не работали социальные лифты. Поэтому прежде чем проводить выборы, нужно изменить саму систему".

Таким образом, те же "СН", "ЕС", запрещенная "ОПЗЖ" не проводили по итогам выборов-2020 какую-либо системную региональную политику. Это видно и потому, что во многих городских и областных советах коалиции сложились из условных идеологических врагов из СН, ЕС и ОПЗЖ. Также было много случаев, когда эти депутаты от этих партий на местах присоединялись к сильным региональным партиям. То есть те, кто из-за приобретения франшизы попал во власть, использовали мандаты не для реализации партийной политики, а для решения собственных бизнес вопросов. А самым странным событием выборов 2020 года было избрание мэром Харькова Геннадия Кернеса, который во время голосования находился в тяжелом состоянии и вскоре скончался.

Современная ситуация с местными выборами

С местного председателя или депутата жителям удобнее спросить за те или иные события в общине, чем с общегосударственных функционеров – чиновники и депутаты регионального уровня вынуждены хоть что-то делать и для тех людей, которые их избрали. Есть города и поселки, где местные чиновники действительно что-то делали в пользу общин. Хотя, главным принципом, к сожалению, оставался "бусы папуасам". Это когда местные власти обустраивали какие-то небольшие парковые зоны, детские площадки, асфальтировали дороги и этим отвлекали общественное внимание. От того, что другие зеленые зоны вырубаются под застройку, от того, что промышленные предприятия загрязняют окружающую среду и всячески избегают уплаты штрафов за это, от попыток укрепления феодально-криминальных общественно-экономических моделей с двойным толкованием закона для граждан и элит.

В некоторых регионах высшие должности в органах самоуправления занимают деятели, связываемые с криминалом или с сомнительными, с точки зрения закона, авторитетными лидерами общеукраинских финансово-промышленных групп, как в Днепре. В Чернигове разгорелся скандал вокруг деятельности прокурора Василисы, обвиняемого в противозаконном влиянии на местный рынок стройматериалов, что вредит восстановлению города после российских обстрелов. В Виннице члены команды экс-премьера Гройсмана могут оказаться причастными к многолетней системной коррупции и совместному бизнесу с российскими дельцами в оккупированном Крыму. Раздаются скандалы вокруг деятельности в альянсах с местными чиновниками региональных влиятельных работников МВД или даже руководителей региональных управлений СБУ, как на Харьковщине или Закарпатье.

Но есть важный нюанс. Если на деятельность местных депутатов и председателей избиратели хоть как-то могут влиять, то руководители местных силовых структур, органов прокуратуры назначаются решениями изнутри Системы. Влиятельный региональный глава МВД/СБУ/прокуратуры может заблокировать деятельность местных властей, если имеет поддержку из Киева по линии собственной структуры или по поручению топ-политиков, топ-бизнесменов, функционеров Офиса президента или Правительства. При этом именно от местных властей население требует, чтобы силовые структуры работали справедливо. Хотя чаще местные депутаты, мэры, начальники правоохранительных структур, спецслужб, прокуратур находят общий язык на почве взаимопомощи в монетизации властных полномочий.

При Порошенко центральная власть хвасталась, что произошла децентрализация, что местные общины получили больше власти и денег. На самом деле, из-за того, что в Украине до сих пор работает бюджетный кодекс советского образца, на местах очень зависят от субвенций из государственного бюджета. А еще со времен Януковича и Порошенко на места выделяли средства только при условии лояльности властям, выполнению поручений власти или финансово-промышленных групп. Часто деньги распределялись таким образом, чтобы отремонтированные или построенные объекты можно было использовать для пиара общеукраинских правящих партий и политиков. Во времена Зеленского многое в регионах строилось или ремонтировалось в формате проекта "Большая стройка", который в СМИ называли расходом средств налогоплательщиков на ЗЕ! команды.

"Словосочетание "реформа децентрализации" использует тот, кто не понимает значения слов "реформа" и "децентрализация", – говорит эксперт в сфере государственного управления Геннадий Рябцев. – Децентрализация – это и есть коренное изменение положения дел. Ее смысл заключался в передаче ряда полномочий из центра органам местного самоуправления. В государствах с демократической системой проблемы общества решаются на том уровне, где они возникают, где больше информации, ресурсов и возможностей для их решения. Это принцип субсидиарности. В рамках децентрализации нужно было предоставить местному самоуправлению больше полномочий, чтобы они были не передаточным звеном от граждан в центр, а чтобы они занимались на местах решением проблем. Состоялось создание ОТГ, затем эти ОТГ объединили, чтобы увеличить способность таких органов".

Но на этом процесс затормозил.

"На места полномочия передали, а ресурсы – нет, – продолжает Геннадий Рябцев. – То есть ответственность у органов местного самоуправления возросла, а для решения проблем у них при этом не появилось ни средств, ни квалифицированных людей, ни информации. Еще одна проблема – в центре почувствовали, что самостоятельность регионов растет, к ним все реже обращаются за помощью. Поэтому ускорилась передача ответственности на места, причем в тех областях, с которыми центр хуже всего справлялся. К примеру, в сфере ЖКХ на места передали право устанавливать тарифы и цены на услуги ЖКХ. А у центра осталось право формировать цены на электроэнергию и газ. А без возможности влиять на цены на электроэнергию и газ, регионы ничего не могут сделать, чтобы установить справедливые тарифы. При этом граждане начали жаловаться на тарифы и понижение качества услуг. В других сферах существенно уменьшилась доля местных налогов в структуре налогов, уплачиваемых гражданами и предприятиями. Таким образом, реализацию крупных проектов могли позволить себе только крупные города – Киев, Днепр, Одесса, Львов. Чем меньше населенный пункт, тем меньше возможности у местных органов самоуправления сделать что-нибудь для общества. Трудно говорить, что будет дальше. Реформа задумывалась с размахом, на основе европейских трендов организации управления. Но остановилась в точке передачи не только полномочий и ответственности, но и ресурса. Не до конца выполненная реформа еще обострила отношения между центром и регионами".

Но именно от местных органов власти в первую очередь зависит, каким будет ответ на фундаментальные вызовы, стоящие перед регионами. Это и вырубка лесов в Карпатах, это мусор во Львове, это загрязнение Днепра, угрожающее экологической катастрофой многим городам центральной Украины, проблема оползней в курортных городах Одесской области. Даже если центральные власти все же начнут способствовать решению этих задач, наиболее эффективно их можно решить только при качественном взаимодействии с местными чиновниками и общественностью.

Еще одним важным вопросом для местных властей является защита интересов общин, регионального малого и среднего бизнеса. Например, открытие сетевых супермаркетов или представительств крупных корпораций приводит к закрытию объектов частного предпринимательства. К сожалению, до войны существовал тренд по вытеснению частного предпринимательства в пользу крупного сетевого корпоративного бизнеса. В основном местные власти выбирали сторону корпоративных олигархов, а не общин.

"Ситуация с малым и средним бизнесом будет представлять действительно большую проблему во время следующих местных выборов, – говорит "Комментарии" экономист Алексей Кущ. – Есть инструменты для стимуляции МПБ, в том числе из-за регулятивной политики. Но на уровне органов местного самоуправления вообще нет концепций развития малого и среднего бизнеса. В странах, где хорошо развивался малый и средний бизнес, этому способствовала государственная политика. Еще одной важной проблемой является то, что, к сожалению, у нас сейчас бедное население в регионах. У людей нет денег, а это приводит к блокированию развития малого и среднего бизнеса".

"Вопрос субъектности Украины и украинцев будет более чем актуален и во время местных выборов, – говорит "Комментарии" социолог Сергей Штепа. – Смысл в том, что бедные люди не протестуют, такими людьми удобно управлять. Но украинцы любят свободу, они не готовы мириться с диктатом Гетманцева, с искусственными монополиями. Народ будет сопротивляться попыткам крупных отечественных и иностранных корпораций и финансово-промышленных групп захватить регионы".

С точки зрения науки, модель, у которой на рынке труда есть только типовые предложения с небольшими зарплатами от сетевых корпораций, не соответствует вызовам времени и приводит к деградации общества.

"Социология говорит, если в семье нет хотя бы одного хорошо зарабатывающего человека, семья не будет развиваться, – продолжает Сергей Штепа. – Поэтому дальше жизнь будет сосредоточена вокруг городов, где развивается бизнес, где есть возможности для самореализации. Следующие местные выборы будут сопротивлением местных властей и среднего класса экспансии извне с целью защитить реальные сектора региональной экономики. Поскольку налоги на доходы физических лиц – это 60% местного бюджета. Власть на местах заинтересована, чтобы был самостоятельный местный бизнес, который создает рабочие места, где растет уровень дохода работников и таким образом поступления в местные бюджеты".

Местные выборы: битва за Киев

Поскольку в столице Украины сконцентрировано большинство финансовых ресурсов страны, интересы топ-деятелей из украинского списка Forbes, то борьба за должность городского головы Киева для элит имеет значение, почти сопоставимое с соревнованием за пост президента Украины.

В Киеве наиболее ясно видно, что интересы общины и интересы местных и общеукраинских элит в общественно-политической сфере не совпадают. Если общину беспокоит уничтожение города чрезмерной урбанизацией, падение качества жизни, то власть и крупный бизнес Киева интересуют только получение прибыли благодаря статусу города.

"В 1991 году Киев был самым зеленым и ухоженным городом бывшего СССР, на каждого жителя приходилось 20 квадратных метров зеленых насаждений, – говорит киевлянин, общественный деятель, бывший строитель Михаил Косов. – После 1991 года в столице начали быстро вырубать зеленые насаждения, начали строить в парках церкви, затем многоэтажки. Выпилили деревья на киевских горах, строили многоэтажки по Грушевского, Старонаводницкой, на Батыевой и Черной горах. За всю новейшую историю Киева был только один городской голова – коренной киевлянин – Косаковский. Он начал восстанавливать зеленые зоны, запретил строительство многоэтажек в парках и городах отдыха киевлян. За это его сняли. Пришел Омельченко – начался массовый дерибан. Он снял трамвайные рельсы, которые до сих пор не нашли, несмотря на уголовные производства. Вдвое уменьшилась длина трамвайных маршрутов – экологически чистого транспорта. Омельченко снял брусчатку на Мельникова, Большой Васильковской, у железнодорожного вокзала. Заменили тротуарной плиткой, которую выпускал завод сына Омельченко. Эту плитку постоянно меняли, зарабатывали на этом. Также Омельченко начал с грубым нарушением всех строительных норм массово возводить многоэтажки в зеленых зонах. Дома лепили друг к другу, в таких условиях невозможно нормально жить. Так уничтожены зеленые зоны Оболони, Березняков, Позняков, заливные луга, зато появилась высотная застройка Осокорков и Харьковский массив".

По мнению киевлян, с каждым мэром ситуация для столицы становилась все хуже.

"При Черновецком началась большая распродажа территории Киева под магазины, склады, многоэтажки, – продолжает Михаил Косов. – Была уничтожена старинная застройка центра Киева, вместо нее появились небоскребы, от строительства которых команда Черновецкого получала выгоду. Началось строительство моста через Рыбальский остров, деньги попилили, все замерло, но уничтожили природные заказники. Осуществили застройку урочища Черторой, это зона Деснянского водозабора, там появились торговые центры. Из-за высотной застройки Троещины уничтожили два природных заказника. Из-за "дерибана" Конча-Заспы и Козина уничтожили нерестовые зоны рыбы. Пришел Виталий Кличко – при нем начали уничтожать под многоэтажки заказник с реликтовыми растениями Луки Позняки. Сейчас в мэрии заявили, что желают строить мемориал якобы погибшим на Лысой горе. Но это заповедник, есть опасения, что под видом мемориала на самом деле хотят уничтожить Лысую гору высотной застройкой. Тем более что возле ядерного реактора института ядерной физики по пр. Науки, несмотря на все нормы безопасности, при Кличко уже появились многоэтажки. Также происходит уничтожение старых дубов на Нивках и Святошино под высотную застройку. С той же целью совершаются посягательства на парк Голосеевский лес. При Кличко заасфальтирована ливневая канализация – вода стоит улицами. Киев превращается в бетонные джунгли".  

Есть в Киеве проблемы, которые не интересны властям и влияют на другие города.

"С 1991 года Бортниковская станция аэрации – очистные сооружения, ни разу не ремонтировалась, – говорит Михаил Косов. – Этот объект еще в 1991 году не справлялся с нагрузкой, сейчас тем более. Только 20% киевских бытовых отходов направляются в пруды-отстойники. 80% напрямую сливают в Днепр, такой загрязненной водой пользуются многие города ниже по течению. Плохая ситуация с мусором. Мнение киевлян – городским головой Киева может быть только киевлянин минимум во втором поколении. Все варяги только грабили и уничтожали город".

Такими категориями, как коренные киевляне, политики не мыслят.

До войны за власть в Киеве шла настоящая холодная война между командами Владимира Зеленского и городского головы Виталия Кличко, который в этом противостоянии заключил ситуативный альянс с "ЕС" Порошенко. Причем, это не борьба идей, как улучшить ситуацию в Киеве, а исключительно борьба за контроль над землей и финансовыми потоками. Интересно, что с одной стороны команда Кличко была в конфронтации с "СН" Зеленского, а с другой стороны, было много сообщений, что члены команды Кличко в плоскости бизнеса нашли общий язык с людьми главы ОП Андрея Ермака.

"Внутренняя политика Киева отошла на второй план, – говорит политический эксперт Дмитрий Воронков. – Сейчас общая задача у разных политических сил. Каждая из них попытается получить бонусы в противостоянии с РФ. Я не вижу предпосылок для конфронтации. Что касается Кличко и Зеленского, ожидаю, что будем наблюдать ту же картину, что сейчас. Кличко устраивает офис президента. Новая эпоха во внутренней политике начнется после войны".

Также после войны узнаем, будет ли команда Зеленского с помощью правительства пытаться установить контроль над районными администрациями Киева. Будет ли ответ команды Кличко в альянсе с киевской командой "ЕС" Порошенко в виде возвращения института киевских районных советов – именно в такой позиции битва за Киев замерла с началом войны. А выиграет ее тот, кто станет слушать киевлян и решать проблемы столицы.

Новая политическая реальность после выборов во всех регионах Украины вместе с Крымом  

Наиболее вероятным шагом со стороны действующей власти может являться попытка переноса местных выборов.

"Выборы – не цель, а инструмент. Сейчас во власти думают, как правильно воспользоваться этим инструментом, – говорит политический обозреватель Руслан Бизяев. – Процессы начнутся не раньше осени 2023 года. У власти есть концепция – провести одновременно выборы президента, парламентские и местные выборы. Цель власти – изменить баланс на местах".

"Очень вероятен сценарий переноса местных выборов с 2025 на 2024 год, – говорит Дмитрий Воронков. – У партии власти есть инструменты для этого. После войны будет остро стоять вопрос привлечения инвестиций для восстановления инфраструктуры и городов. Это огромное поле для манипуляций, для увлечения электората. Если перенести выборы, то власти могут использовать повестку дня восстановления страны для увеличения собственного рейтинга среди избирателей".

С другой стороны, трудно представить, что в стране будут сразу средства на одновременный запуск всех главных проектов восстановления. Поэтому власти будут выбирать какие-то объекты, как приоритетные для послевоенного восстановления, другие поставит в очередь, что автоматически вызовет недовольство у общин, которые не получат поддержки от центра среди первых. Региональные проблемы после войны будут стоять еще острее. Тем более, власти с 2019 года ни разу не демонстрировали умение решать экономические вопросы и достигать консенсуса с регионами. Возможности действующей команды взять на следующих выборах реванш за 2020 год и установить вертикаль выглядят довольно призрачно.

"У власти не получится создать монопартийную систему в Украине. Будет 3-4 партии, – говорит Руслян Бизяев. – Местные проекты типа "Пропозиція", "Доверяй делам", "Самопомощь" будут умирать, потому что их создавали как плацдарм для выхода на общегосударственный уровень. Все начнется с новой концепции, с формирования гражданского общества, чтобы людям делегировали полномочия. Поэтому все нынешние политики и финансово-промышленные группы лишатся власти. Это все уже мертво".

Следовательно, даже при наличии денежного и административного ресурса действующая власть и финансово-промышленные группы столкнутся при организации выборов с огромным количеством системных проблем, для решения которых у них нет ни специальности, ни актуальной философии. Поэтому ожидается появление новых лидеров, деятельность которых, скорее всего, приведет к серьезным изменениям и в общественно-экономической системе.



Читайте Comments.ua в Google News

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы первыми узнать о самых важных событиях!


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Теги по теме
местные выборы
Источник материала

Оригинальная версия

Поделиться сюжетом