Тихая вода: Ассоциативная фотография как метод

main image main image

Тихая вода: Ассоциативная фотография как метод

Бабушка, дерущиеся собаки и огонь: польский фотограф Петр Петрус создал проект, доступный к интерпретациям.

Петр Петрус долгое время работал внештатным фотографом в медиа и создавал рекламные кампании для брендов — это отображалось на его снимках, часто они были заточены под конкретные истории.

Петрус, выпускник художественной академии в Мюнхене и берлинской фотошколы Ostkreuz, известной своим документальным подходом, так и метался между двумя видами фотографии.

Проект «Тихая вода» стал для него экспериментом и компромиссом — в нем автор сознательно отказался от заданного сюжета и обратился к эмоциям.

Абстрактные и ассоциативные кадры, объединенные темой потока, стали основным визуальным элементом.

«В этом проекте я смог работать без заданных границ, но в то же время столкнулся с проблемой поиска нарратива.

„Тихая вода“ — это скорее ощущение внешнего мира: не осознавая полностью проблему, я позволяю ей появиться», — говорит фотограф.

Петр Петрус.

Фотограф из Польши, живет и работает в Берлине.

Публиковался в Monopol, Süddeutsche Zeitung Magazin, Greenpeace Magazin, Der Greif, Vice, If You Leave, Phases, Aint Bad Magazine.

Выставлялся в Польше, Германии, США и Италии.

Сайт.

— В отличие от многих других моих проектов «Тихая вода» не исследует какую-то конкретную тему.

Я будто собираю изображения, которые становятся визуальным атласом некой магии, тихо движущейся под поверхностью.

Молчаливые, кажущиеся незначительными вещи могут иметь большое влияние на нас.

Визуально это может соотноситься с различными потоками: от ручейков в трещинах тротуара до потоков бессознательного, которые едва слышны через шум быстро меняющегося образа жизни.

Я начал сознательно работать над этим проектом в конце прошлого года, и он еще не закончен.

Я делаю фотографии для него, где бы ни находился: это не связано с географией или временем, а скорее с интуитивным чувством.

Я зарабатываю на заказах, поэтому могу позволить себе параллельно снимать что мне захочется.

У каждого изображения есть своя история — банальная или значимая.

Например, есть фотография моей бабушки, сделанная за несколько недель до ее смерти.

Позже я решил сопоставить ее портрет с чем-то банальным и выбрал снимок разлитого по асфальту бензина.

Это такое простое явление — радуга, которая переливается на поверхности, — но оно активирует что-то очень неземное на портрете, что-то, к чему невозможно прикоснуться и что трудно выразить словами.

В таком сочетании оба снимка имеют одинаковый вес и важность.

Я будто собираю изображения, которые становятся визуальным атласом некой магии, тихо движущейся под поверхностью.

Я использую вспышку, потому что она устраняет отвлекающие факторы и помогает фокусироваться.

Думаю, у вспышки большой потенциал, но я не хочу ограничивать себя только этим приемом.

Фокусирование на деталях может намекать на более широкую историю: они позволяют зрителю использовать воображение, создавать собственный контекст или ощущение.

Я бы не сказал, что создавать повествование легко, но мне определенно нравится этот процесс.

С опытом мне стало проще удалять любимые снимки и не относиться к этому слишком эмоционально.

В самом начале, когда я только снимаю и вношу ранние правки, я не думаю о том, каким будет финальный результат и в каком виде он будет представлен.

Решения по редактированию таких проектов, как «Тихая вода», часто интуитивные.

Недостаток этого подхода в том, что у истории нет конца и ты не понимаешь, когда пора остановиться.

Мне нравится думать, что зрители могут переживать «Тихую воду» как музыку: изображения — словно разрозненные звуки, из которых может быть составлена песня.

Мне нравится думать, что зрители могут переживать «Тихую воду» как музыку.